Сегодня 22 октября 2019
Медикус в соцсетях
 
Задать вопрос

ЗАДАТЬ ВОПРОС РЕДАКТОРУ РАЗДЕЛА (ответ в течение нескольких дней)

Представьтесь:
E-mail:
Не публикуется
служит для обратной связи
Антиспам - не удалять!
Ваш вопрос:
Получать ответы и новости раздела
06 августа 2002 11:13   |   К.Имелинский - Сексология и сексопатология. Москва, 1986

История сексологии

 
 
В развитии сексологии можно выделить 4 периода:
1) доисто­рический период, характеризующийся немногочисленными сведе­ниями о сексуальной жизни доисторических людей;
2) период на­блюдения и донаучных исследований, закончившийся на рубеже XVIII—XIX веков;
3) период досексологических знаний, когда сексология не была выделена из других наук;
4) период сексоло­гических знаний, во время которого сексология в результате раз­вития научной методологии и теоретических основ выделилась в самостоятельную науку.
Период сексологических знаний начался лишь в XX веке, когда возникли благоприятные условия для развития сексологии, сдер­живаемое в рамках европейской культуры на протяжении веков запретом на все, что имело отношение к сексуальности. В странах Дальнего Востока, в которых не существовало такого запрета, сексология, тем не менее, развивалась медленно, что было обусловлено, в частности, отсутствием интереса к ее развитию.
 
Первобытный человек не был безразличен к сексуальной сфере. Правда, существует очень мало данных о представлениях и образе жизни пещерных людей, но и те, которыми мы располагаем, свиде­тельствуют об этом достаточно явно. Наскальные рисунки раннего палеолита (1 млн. —100000 лет до н. э.), к которому относят пер­вый этап развития человеческой культуры, свидетельствуют о том, что пещерный человек уже имел представления о любви и смерти и связывал оба эти явления с жизнью человека. В более поздние периоды палеолита (100000—8000 лет до н. э.) не только рисунки на стенах пещер, но и мифы, и культы населения почти всех регио­нов земли подтверждают, что вопросы сексуальности всегда обра­щали на себя внимание человека. Конечно, в тех условиях внима­ние обращалось не на поведение, связанное с сексуальным возбуж­дением, а на таинственные явления оплодотворения, сохранение и умножение потомства, что обеспечивало существование человека как вида.
Конечно, интерпретация свидетельств тех времен не может быть однозначной, однако на основании наскальных рисунков мож­но предположить, что первобытный человек почитал крупные формы тела. У него была также потребность отображать сексуаль­ный контакт в ритуалах, о чем свидетельствует дошедший до нас рисунок, на котором изображены два человека, совершающие по­ловой акт в положении сидя. Кроме того, первобытные люди стремились выражать сексуальность в символической форме, что подтверждает рисунок, изображающий женщину с фаллосом, а также многочисленные мифы и предания, в которых фигурируют двупо­лые существа (андрогины). Они являлись символами плодородия почти во всех источниках, начиная от древнеегипетских и древне­индийских и кончая свидетельствами Геродота и Плутарха.
 
В древности, как в западной, так и в китайской, индийской и арабской культурах, задавались вопросом о ценности сексуально­сти, пытались классифицировать различное сексуальное поведение с философско-этической, религиозной и даже сексологической то­чек зрения. Интересны медицинские, естественнонаучные и пра­вовые описания, касающиеся различных вопросов сексуальности, в том числе сексуальные обычаи разных народов. В данном очерке истории сексологии мы ограничимся лишь источниками европей­ской культуры.
Влияние мифологии на развитие сексологии особенно ярко про­является в заимствовании имен для обозначения соответствующих органов, функций или сексуальных расстройств. Так, женские ге­ниталии называли раковиной Афродиты (раковина символизиро­вала тайну оплодотворения; Афродита же родилась из морской пены). До сих пор распространено название «клитор» для обозна­чения похотника (Клиторис, дочь Мирмидона, была так мала, что Зевс был вынужден превратиться в муравья, чтобы сблизиться с нею). Особенно же часто использовали мифологические названия представители психоанализа для обозначения различных ком­плексов.
Солон (VII—VI век до н. э.), афинский законодатель и поли­тик, причисляемый за свой ум к семи древнегреческим мудрецам, провел ряд законодательных, хозяйственных и общественных ре­форм; в частности, была регламентирована проституция. Законо­дательство Солона впервые стало рассматривать проституцию как общественный институт. В Афинах, в соответствии со взглядами Солона, сексуальная связь с подростками рассматривалась как наиболее безвредная форма сексуального удовлетворения, имею­щая и воспитательное значение в силу общения с приятелями. Считалось, что гомосексуальные наклонности связаны с эстети­кой, этикой, интеллигентностью и мужеством. Гомосексуальные пары совершали паломничества к могиле Ялноса, возлюбленного Геркулеса, чтобы там принести клятву в вечной любви. Даже сре­ди богов бытовала педерастия. Однако такой род любви был за­прещен рабам, так как их хозяева были заинтересованы в том, чтобы рабы имели потомство. Впоследствии, уже в IV веке до н. э., император Константин, руководствуясь религиозными и полити­ческими мотивами, ввел смертную казнь за гомосексуализм. Еще ранее древние евреи отвергли любые внесупружеские сексуальные связи, которые не приводили к приумножению рода, а гомосексуа­лизм был осужден и карался смертью.          
Из философов древности, рассматривавших проблемы сексологии главным образом с этической точки зрения, следует назвать создателей крупных философских систем — Платона и Аристотеля, а также основоположников гедонизма — Аристиппа и Эпикура.
Многие вопросы связывал с проблемой любви Платон (V— IV век до н. э.). Ни один философ не придавал Эросу столь боль­шого значения, как Платон. Природа этого Эроса была далека от приписываемой ему легендой исключительно «платонической», ду­ховной любви. Он не отделял любовь сексуальную от телесной. Наука определяет сущность Эроса термином «эротизм» — как в физическом, так и в психическом плане, не ограничиваясь, таким образом, только генитальной сексуальностью или воспроизведением потомства. В настоящее время неправильно понимают под плато­нической любовью любовь «чистую», свободную от элементов сек­суальности. Платон считал, что любовь физическая, сексуальная и преклонение перед красотой человеческого тела являются необ­ходимыми для достижения высшей духовной любви и духовного единения. Ограничение же платонической любви чисто духовными отношениями является результатом интерпретаций, восходящих к средневековью.
Платон считал, что целью любви является не только рождение детей, т. е. он разграничивал сексуальность и чисто физический половой акт. Он воспевал страсть и сексуальное наслаждение как источник поэтического и философского вдохновения. Любовь про­буждает возвышенные чувства и мысли, а в конечном итоге — раз­мышление о вечной красоте. А поскольку Платон различие полов не считал необходимым условием для возникновения любви или сексуальных связей (т. е. они могли иметь место как между муж­чиной и женщиной, так и между двумя мужчинами или двумя женщинами), поскольку, вероятно, многие гомосексуалисты до сих пор охотно ссылаются на его концепцию.
Для объяснения того факта, что люди интересуются друг дру­гом, стремятся к сексуальному, духовному и телесному единению, Платон обратился к мифу, согласно которому первоначально муж­чина и женщина были едины, т. е. представляли собой одно суще­ство (андрогина), и лишь позднее боги, то ли за провинности людей, то ли из зависти разделили их на однополые существа. Эти половины могут быть как гетеро -, так и гомосексуальными. Этим и объясняется их взаимное стремление к духовному и телесному единению, ибо лишь такое совокупление может временно восста­новить утраченное единство — и то лишь в том случае, если одна половина найдет соответствующую ей, «свою» половину. Миф об андрогинах представляет собой попытку решить проблему разли­чия полов, следствием которого, в частности, явилась вечная недо­ступность для мужчины или женщины части (и даже половины) человеческого опыта. Позже, в средние века, а особенно в период романтизма, эти взгляды нашли отражение в идее, будто человек может полюбить в жизни лишь одного человека. Это связано с концепцией Платона о том, что только одна единственная «полови­на» является истинным дополнением другого человека. Жиз­ненный опыт, однако, противоречит этому, так как люди могу» многократно переживать чувство любви в разных ее проявле­ниях.
Кроме того, Платон высказал мысль о том, что общество пред­ставляет собой надиндивидуальное единство и что индивидуум дол­жен быть по отношению к нему в подчиненном положении в плане взаимного расположения, единомыслия, единства чувств и поступ­ков, т. е. он стремился упразднить моногамную семью, ввести общность жен и государственную систему воспитания детей, отде­ленных от родителей.
Создателем крупной философской системы был Аристотель (IV век до н. э.). Он был учеником Платона, он подверг резкой критике многие его концепции, в том числе концепцию «единооб­разия» всех людей. Аристотель считал, что для блага общества как раз необходимо максимальное развитие индивидуальных способно­стей. Он рекомендовал поступать в соответствии с законами разу­ма, сдерживать свои страсти и избегать крайностей. Он предпринял также попытку объяснить явления, связанные с оплодотворением» и сексуальными отклонениями. Аристотель считал, что пол овцы и козы зависит от направления ветра во время копуляции: север­ный ветер обусловливает потомство мужского пола, южный — жен­ского.
Создателем киренской философской школы был Аристипп (V—IV век до н. э.), ученик Сократа. Он был первым теоретиком гедонизма, этической доктрины, согласно которой наслаждение (удовольствие) — единственное благо, цель жизни и главный мо­тив человеческих поступков. Единственным благом и счастьем Аристипп считал чувственное удовольствие, возникающее в резуль­тате удовлетворения потребности, хотя бы и мимолетной; однако в достижении этого удовольствия он не считал необходимым уча­стие другого человека.
Школу эпикурейцев, продолжавшую развивать концепцию ге­донизма, создал Эпикур (IV—III век до н. э.), усматривавший, однако, удовольствие и счастье в хорошем самочувствии, постоян­ном и независимом от желаний, но прежде всего — в чувстве сво­боды и собственной независимости. Он считал, что стремление че­ловека к вечности, бессмертию может реализоваться лишь путем устойчивости, сохранения человека как вида, так как лишь благо­даря памяти потомков достигается человеческое бессмертие. Эпикур считал, что развитие цивилизации должно идти параллель­но этическому прогрессу, ибо цивилизация, создавая большие воз­можности для совершенствования условий жизни человека, одно­временно порождает все новые потребности и желания, которые деморализуют людей, лишают их внутреннего покоя и противопо­ставляют друг другу. Это является причиной конфликтов и может привести к гибели человека как вида и всей жизни на земле. Поскольку Эпикур отрицал влияние богов на судьбы людей, хри­стианство распространило о нем мнение, что он одобрял распут­ство, обжорство, сладострастие.        
Гиппократ (V—IV век до н. э.), создатель основ врачебной эти­ки и учения о темпераментах, считал, что частые половые акты укрепляют и увеличивают половой член, в то время как сексуаль­ное воздержание уменьшает его. В то время господствовало мне­ние, что мастурбация является причиной многих болезней. Это было обусловлено уровнем медицинских знаний, в частности, оши­бочным представлением о роли семени для здоровья человека. Гиппократ считал, что семя скапливается из всех частей тела, особенно из головы. Убежденность в развитии тяжелых болезней в связи с утратой семени возникла, в частности, потому, что в древ­ности семенная жидкость считалась наиболее важной, действую­щей стимулирующе на весь организм и поэтому ее потеря должна вызывать расстройства. К тому же семени приписывалось дейст­вие, которое осуществляют гормоны яичек. В связи с этим утрата семени должна вызывать все те нарушения, которые возникают при выпадении эндокринной функции яичек. Семенем в то время считали любые выделения из мочевого канала, в том числе гной­ные при воспалительных заболеваниях. Поэтому все проявления этих болезней рассматривались как результат утраты семени. Гип­пократ описал заболевания, вызванные похотливостью, назвав их «истощением позвоночника». «Эта болезнь поражала распутников, разрушая у них спинной мозг, т. е. позвоночник. У них нет лихо­радки и, хотя они хорошо питаются, худеют и истощаются. Им кажется, что из головы вдоль позвоночника спускаются мурашки. Во время дефекации и мочеиспускания они теряют очень разжи­женную семенную жидкость. Они неспособны к оплодотворению, а во сне часто совершают сладострастные действия. Прогулки, особенно по плохим дорогам, отнимают у них дыхание, вызывают слабость, шум в ушах и тяжесть в голове. В конце концов, горячка приводит их к гибели».
Гиппократ утверждал, что при половом акте между мужчиной и женщиной происходит благотворный взаимный обмен жидкостя­ми, т. е. половой акт является своего рода взаимной «прививкой», укрепляющей здоровье вследствие восприятия выделений партне­ра противоположного пола. Этот взгляд оказал большое влияние на развитие так называемой герокомии — концепции, согласно ко­торой мужчина может омолаживаться, вступая в половую связь с молодыми девушками. При этом от девушек в организм мужчины поступают вещества, способствующие омоложению. Некоторые сторонники герокомии считали, что не только половое сношение, но и даже просто соприкосновение с молодым телом (влияние его «тепла» или «дыхания») вызывает омоложение. В качестве приме­ра ссылались на библейского царя Давида, который держал при себе для этой цели Авигею — молодую девушку из племени Сунам. Герокомия, осужденная и отвергнутая в средние века, в несколько иной форме появилась в конце XIX века во взглядах Вильгельма.
Райха (лечебное влияние «открытой» им оргональной энергии, которая является неэлектромагнитной силой и пронизывает всю природу), а в последние годы вновь отмечается в сексологии. Речь идет об исследовании биотоков, возникающих в период сексуаль­ного возбуждения, и их целебном воздействии. Отчасти это нашло отражение в так называемом экстазоцентрическом направлении в развитии сексологии, сменившем господствовавшее в последние десятилетия так называемое оргазмоцентрическое направление.
В отношении гомосексуальных контактов Гиппократ придер­живался мнения, что мужественность и положительные качества взрослого мужчины через его семя могут передаваться подросткам. Этот взгляд и обусловил соответствующее отношение к гомосексу­ализму в античной Греции.
Определенная   информация   о сексуальной жизни   животных содержится в сочинении Плиния Старшего «Естественная исто­рия» (I век н. э.), состоящем из 37 книг. В них описывается живая и неживая природа (ботаника, зоология, физиология, антрополо­гия и т. д.).
Одной из наиболее древних хирургических операций является обрезание крайней плоти, применявшееся с ритуальными целями в Древнем Египте 5 тыс. лет назад. Евреи также совершают риту­альное обрезание у младенцев на 8−й день их жизни, а мусульма­не — у детей в возрасте 3—14 лет. В Эфиопии и Индонезии обреза­ние делали также местные жители-немусульмане, обычно незадол­го до вступления в брак, в присутствии невесты и всего племени, так как обряд являлся своего рода экзаменом для мужчины. У не­которых первобытных народов применяли так называемую инфибуляцию—закрытие входа во влагалище для предупреждения мастурбации или преждевременных половых сношений. И лишь супруг имел право устранить преграду своим ножом, кремнем или половым членом. Римляне применяли инфибуляцию у евнухов; она заключалась в том, что в крайнюю плоть вшивали кольцо.
С давних времен применяли также различные механические средства для достижения большего сексуального наслаждения, например, искусственный половой член, сделанный из кожи, дере­ва или резины (olisbos, parapilla, godemiche). В Риме во время полового сношения использовали целую систему приспособлений, вплоть до искусственного полового члена, закрепленного на коле­сах. В Риме также был известен инструмент, называвшийся muti-nus tutunus и имевший вид полового члена, на который, в соответ­ствии с древним свадебным ритуалом, наседала невеста, прежде чем супруг совершал с нею первое половое сношение. Это была механическая дефлорация, которую впоследствии резко критико­вали христианские теологи. В то же время, однако, служительниц культа Весты (весталки) за недосмотр за вечным огнем наказыва­ли кнутами, а за утрату девственности заживо замуровывали.
 
В средние века и в новое время взгляды на сексуальные функции мало отличались от взглядов, существовавших в древности. Их связывали с тяжелыми заболеваниями и, кроме того, в моральном плане, оценивали как нечистые и греховные. Вследствие аске­тических принципов эпохи средневековья в ограничении сексуаль­ного влечения усматривали не рациональную необходимость для создания возможностей совместной жизни людей, а абсолютный моральный идеал. Отношение к сексуальной жизни было одно­значно негативным, но полного запрета на нее не налагалось из-за необходимости продолжения рода. Абсолютное подчинение сексу­ального влечения собственной воле рассматривалось как высшая степень совершенства личности. Возможность полового сношения допускалась только с целью оплодотворения, все прочие проявле­ния сексуальной жизни решительно осуждались.                                                 
Негативная установка в отношении сексуальности нашла свое крайнее отражение в законодательстве. Законодательством всех западноевропейских государств предусматривалось суровое нака­зание за всяческие отклонения или извращения в сексуальной сфере; обычно речь шла о лишении жизни или тяжелых телесных пытках. В Восточной Пруссии смертная казнь за гомосексуализм была отменена лишь в 1794 г. И только наполеоновский кодекс 1810 г. вообще отменил во Франции наказания за гомосексуализм. Однако преследовались другие сексуальные проступки, не отно­сящиеся к отклонениям или извращениям, например, внебрачные половые связи.
Демонологическое отношение к сексуальности человека в це­лом и к женщине, как искусительнице и пособнице дьявола, в осо­бенности получило свое крайнее выражение в сожжении «ведьм». Поводом для процессов над «ведьмами» во многих случаях были проявления различных аномалий, чаще всего сексуальных. В то время широко распространялись взгляды, будто дьявол с помощью женщины стремится приобрести власть над человеком (точнее над мужчинами). Сжигали на кострах или топили в воде тысячи жен­щин и девушек, подозревавшихся в сношениях с дьяволом. Многие женщины, подвергаясь массовому психозу, сами признавались в сношениях с дьяволом и даже красочно описывали их. В XVI веке была даже предпринята попытка «научно» изучить проблему по­томства, которое может получиться в результате связи дьявола с ведьмой, и на эту тему был издан «научный труд». Даже в 1751 г., т. е. уже в эпоху просвещения, в Германии был издан закон, по которому предусматривалась смертная казнь путем сожжения на костре за любые сексуальные контакты с дьяволом.
Одновременно не прекращались попытки прогрессивных пред­ставителей общества противостоять злоупотреблениям «святой инквизиции». В 1577 г. в Базеле был издан труд Иоганна Вейера «De praestigiis daemonum et incantationibus ad veneficiis libri sex», в котором этот отважный врач и противник гонения на ведьм до­казывал, что лица, якобы находящиеся во власти дьявола, достойны лишь сочувствия и нуждаются в лечении, так как являются психически больными. Однако этот труд попал в список книг, запрещенных церковью.
Кроме религии, закона и традиций, стоявших на страже сек­суальной «чистоты», существовали также индивидуальные способы охранить себя, особенно от ревнивых мужей. Первые упоминания о поясах добродетели встречаются уже в XII веке. Такие пояса были своего рода продолжением традиции применения инфибуляции, практиковавшегося в древности. Они предназначались для предупреждения половых сношений, неприемлемых мужем данной женщины, а также для предупреждения мастурбации. В ряде слу­чаев пояса добродетели были сконструированы таким образом, что закрывали доступ не только к влагалищу, но и к заднему проходу, чтобы воспрепятствовать сношение «пер анум». Даже в конце XIX века во Франции распространялись проспекты с описанием поясов добродетели, а в 1903 г. в Германии Эмилия Шефер поже­лала получить патент на пояс добродетели с замком и ключом для сохранения супружеской верности.
Негативное отношение к сексуальности нашло свое отражение также во врачебно-естественно-научной сфере. В представлении врачей сексуальные расстройства составляли комплекс, обуслов­ленный широко распространенной эмоциональной установкой на то, что любая сексуальная функция и форма поведения, не санк­ционированные этикой, влекут за собой (по воле Бога) тяжелые психические и телесные болезни. Предполагалось, что сексуальные расстройства и, прежде всего сексуальные девиации возникают в результате действия «нечистых сил» через связи человека с дьяво­лом. Лечение этих расстройств сводилось к применению экзорцизма, т. е. «изгнания дьявола», и различных истязаний. При этом исходили из того, что если человек связался с дьяволом и нечистой силой, то он в этом виноват и поэтому должен быть привлечен к ответственности. Таким образом, как подавление механизма появ­ляющихся сексуальных расстройств, так и характер их проявле­ний и лечения были обусловлены представлениями самих больных и их целителей. Поэтому проблемами лечения и его последствий занимались не только врачи, но и философы и лица духовного зва­ния. Альберт Великий (XIII век), благодаря которому философ­ская доктрина церкви была дополнена аристотелизмом, утверждал, что чувственная холодность сдерживает рефлексы, а это делает невозможным заключение супружеского союза по вине женщины. Его современник папа Иннокентий III издал указ о том, что если «замок стыда» не открывается, то жена должна уйти в монастырь.
Несмотря на неблагоприятные факторы для развития сексуальной сферы и для исследования ее с научных позиций уже в средние века предпринимались попытки рационального изучения сексуаль­ных проблем, которые можно считать первыми ласточками в разви­тии сексологии. Анри де Мондевиль в начале XIV века опублико­вал работу по гигиене половых органов, в которой подробно описал уход за ними у девиц и девушек, лишившихся девственности, у за­мужних женщин и проституток. Фернель (XVI век) пытался изу­чать физиологию сексуальности путем исследования «телесных функций». Универсальный гений Леонардо да Винчи также зани­мался проблемами сексуальности и анатомии половых органов. В первой половине XVI века А. Везалий, профессор анатомии в Падуе, тайно вскрыл труп убитой беременной женщины. Он, таким образом, первым препарировал матку и яичники у беременной. До этого анатомы вскрывали только животных, а результаты применяли на людях, что явилось причиной появления ошибочных взгля­дов.
Придворный хирург французского короля Карла IX и предшест­венник современной хирургии Амбруаз Паре (XVI век) издал учебник акушерства, в котором описал, в частности, различные способы, с помощью которых женщина могла получить сексуаль­ное удовлетворение. Однако это руководство было признано амо­ральным и публично сожжено. А. Паре удалось спасти свою жизнь лишь благодаря тому, что его покровительницей была сама королева Екатерина Медичи.
В 1675 г. профессор анатомии и хирургии Никола Венет издал под псевдонимом «венецианец Салочини» иллюстрированный труд, в котором достаточно точно описал мужские и женские гениталии; кроме того, он затронул и вопросы сексуального воспитания. Не­смотря на то, что он предпринял некоторые меры предосторожно­сти, например, пользовался лишь понятием «любовь», а не «на­слаждение», не упоминал о мастурбации и ни о каких сексуальных девиациях, все же разразился скандал, и книга была конфискована. Дрезденский врач Мартин Шуриг в 1720 г. издал фундамен­тальный труд, содержавший 800 страниц, в котором рассматрива­лись роль половых органов, а также физическое и моральное зна­чение полового акта. Автор советовал совершать половое сношение не только для умножения потомства, но и /с гигиенической и моральной точек зрения. В последующих своих трудах Шуриг подробно описал морфологию половых органов, в том числе кли­тора у женщины, вопросы девственности, созревания и мастурбации, а также половой акт. Следует подчеркнуть, что он, вопреки духу эпохи, ставил на один уровень влечение мужчины и влече­ние женщины. Учитывая количество изданных трудов по вопросам сексуальности, а также их прогрессивный характер, можно считать Шурига одним из пионеров сексологии.
В XVII веке были сделаны два важных открытия. Голландский анатом и физиолог Ренье де Грааф установил, что у человека яйцеклетки образуются в яичниках (в граафовых пузырьках). Антон Левенгук описал человеческие сперматозоиды, обнаружен­ные им в сперме. Вскоре специалисты, занимавшиеся вопросами оплодотворения, разделились на два лагеря. Сторонники одного из них («овисты») считали, что плод развивается из яйца, сторонники другого («анималькулисты»; в то время сперматозоиды называли зверюшками — анималькула) утверждали, что — из сперматозои­да. И те, и другие были сторонниками преформации, т. е. считали, что человек с самого начала существует в окончательной форме, находясь в яйцеклетке или сперматозоиде, а затем просто выраста­ет, как цветок из бутона.
Вскоре разгорелась новая дискуссия между представителями преформации (развития преформированных частей) и эпигенеза (возникновение плода из различных частей яйцеклетки и сперма­тозоида). В XVIII веке профессор анатомии и физиологии в Петер­бурге Каспер Вольф опроверг теорию преформации.
В XVIII веке вопросами сексуальности занимались также био­логи. Одним из них был Жорж Бюффон, который часть своих трудов посвятил биологическому процессу оплодотворения, описав его с необычайной точностью, если учитывать средства, которыми он в то время располагал. Благодаря развитию биологии и появ­лению трудов многих ученых, в том числе Ламарка (XVIII— XIX век) — создателя теории эволюции организмов, проблемы сек­суальности постепенно получали освещения в связи с познанием процессов оплодотворения, эмбриогенеза и эволюции человека. Философы также проявляли большой интерес к развитию естест­венных наук и к исследованию сексуальности. Фридрих Форберг (XVIII—XIX века), профессор философии в Йене, издал антоло­гию «приапических произведений».
 
Этот период охватывает XIX век, в котором сексология зароди­лась, но еще не выделилась в самостоятельную дисциплину. Одна­ко современная сексология в значительной мере основывается на достижениях, относящихся к этому времени.
В XIX веке, знаменующемся быстрым развитием науки и тех­ники, расцветом искусства, а также популяризацией культуры, создались благоприятные условия для развития сексологии, хотя по-прежнему сохранялось официальное негативное отношение к сексуальной сфере человеческой жизни. В этот период доминирующим классом стала буржуазия, установившая свой стиль жизни. Процветал романтизм, характеризовавшийся стремлением к всестороннему развитию личности, культом природы, чувств, в част­ности, прославлением романтической, сентиментальной любви с ее отречением, резиньяцией и страданием. Она связывалась с существовавшим по-прежнему культом девственности.
В XIX веке различные отрасли науки стали изучать проявле­ния сексуальности, относившиеся к сфере их компетенции. И хотя методология этих исследований была еще скудной, выявилось мно­го фактов, послуживших основой развития современной сексоло­гии.
Из биологических дисциплин развилась эмбриология. С помо­щью микроскопии были установлены неизвестные до этого аспек­ты развития плода. Ч. Дарвин, создатель первой современной тео­рии эволюции, выдвинул концепции изменчивости видов, естественного полового отбора и борьбы за существование.
В области медицины гинекологи и патологи (Лоусон, Глевеке, Кальман) пытались определить основные закономерности полово­го влечения. Неврологи и психиатры (Крафт-Эбинг, Некке, Шарко, Маньян) описали самые разнообразные случаи патологической сексуальности. Хотя в XIX веке все более рационально подходила к изучению сексуальных расстройств, однако ограничивались лишь описанием их проявлений и происхождения, не занимаясь активно вопросами лечения. Это отчасти было обусловлено взглядами, со­гласно которым такие расстройства, особенно извращения, являют­ся признаками вырождения человека, поэтому возможности лече­ния весьма ничтожны либо вообще отсутствуют. Вместе с тем, такой терапевтический нигилизм был результатом относительно низкого уровня развития психиатрии и отсутствия эффективных методов психиатрического лечения.
В области социологии и этнографии многие авторы (Лонг, Эйре, Боас, Хэддон, Пиле) описали различные сексуальные ритуалы и обычаи у примитивных народов. Они занимались также изуче­нием происхождения супружества и других форм совместной сек­суальной жизни. Эти работы внесли большой вклад в современные знания о богатстве и разнообразии сексуальных обычаев у разных народов, а также способствовали осознанию относительности культурных норм применительно к сексуальности человека. Из этнографических описаний несомненно следовало, что поведение, осуждаемое и оцениваемое как «ненормальное» в рамках одной культуры, оказывалось предпочтительным и оптимальным в рам­ках другой.
Ценный вклад в изучение сексуальности человека внесла худо­жественная и мемуарно-автобиографическая литература. Из мно­жества авторов можно для примера назвать маркиза де Сад и Лео­польда Захер-Мазоха, фамилии которых были использованы для обозначения двух сексуальных девиаций — садизма и мазохизма.
Маркиз де Сад систематизировал все известные к тому време­ни сообщения об использовании механических средств при поло­вом акте, в частности блоков, лебедок и подъемников, применяе­мых для создания различных позиций во время полового акта и используемых для истязаний. Он был автором психологических рассказов на тему сексуальных отклонений (например, «Жюстина и Жюльета»), в которых проповедовал право человека на на­слаждение без всяких ограничений и раскаяний, а также восхва­лял ничем не ограниченное сексуальное поведение, которое даже в преступлении находит сексуальную стимуляцию.
Автором многих романов, в которых описаны аномалии сексу­ального влечения, был Л. Захер-Мазох (родился в 1836 г. в Льво­ве, в семье начальника галицийской полиции, умер в 1895 г. в Линдхайме, Гессен). О том, что описываемые им эротические пере­живания основаны на его собственном опыте, свидетельствуют публикации и документы, выпущенные в свет его первой женой. В них полностью показана сущность мазохизма как сексуального отклонения.
В области морали в прошлые столетия философия редко зани­малась изучением роли, которую играет в жизни человека сек­суальность. Артур Шопенгауэр (1788—1860), создатель философ­ской системы в рамках объективного идеализма с характерным для нее волюнтаризмом, был первым, кто признавал решающее значение сексуальности в жизни человека. Согласно его утвержде­ниям, любовь является лишь уловкой природы, чтобы склонить людей к деторождению. Любящий человек становится безвольным, но не отдает себе в этом отчета. В этом смысле любовь слепа. Кон­цепция Шопенгауэра оказала большое влияние на литературу начала XX века, а 3. Фрейд считал, что она наложила отпечаток на философскую и научную мысль.
 
Этот период ограничивается XX веком, так как лишь в послед­ние десятилетия сексология выделилась из ряда других наук и стала самостоятельной. Именно в XX веке особенно ощутимо про­явилась необходимость знаний о проявлениях сексуальности. Не следует, однако, забывать, что европейская и американская сексо­логия развивается в среде, веками негативно и подозрительно относившейся к вопросам сексуальности. Это создает и в настоя­щее время дополнительные трудности в методологии исследований, приводит к противоречиям и вызывает нарекания обывателей на исследователей, занимающихся проблемами сексологии.

Поделиться:




Комментарии
Смотри также
06 августа 2002  |  11:08
Пионеры современной сексологии
Научные достижения, мужество, настойчивость и исследова­тельская страсть небольшой группы ученых обеспечили солидную теоретическую основу и разработку методов исследований, что позволило сексологии выделиться в самостоятельную дисциплину. У всех этих ученых были разные мотивы, побудившие их занять­ся проблемами сексуальной жизни человека...
29 декабря 2001  |  00:12
Секс и ВИЧ-инфекция
Что делать людям, носителям ВИЧ-инфекции, которая, казалось бы, является препятствием для такого естественного вида удовольствия, как секс? Продолжать заниматься сексом можно и при этом заболевании!