Сегодня 16 декабря 2019
Медикус в соцсетях
 
Задать вопрос

ЗАДАТЬ ВОПРОС РЕДАКТОРУ РАЗДЕЛА (ответ в течение нескольких дней)

Представьтесь:
E-mail:
Не публикуется
служит для обратной связи
Антиспам - не удалять!
Ваш вопрос:
Получать ответы и новости раздела
21 января 2002 00:00

Профессор Дойников вспоминает…

В печати последних лет все больше и больше появляется сообщений о состоянии здоровья наших прежних первых лиц, в том числе и их зубов. Но в них, к сожалению, попадаются часто и неточности. Например, очень подробно описывает лечение — зубное протезирование Сталина И.В. — писатель Рыбаков в повести «Дети Арбата». Описано очень подробно, даже занимательно, интересно, но есть и существенные неточности. В последние годы жизни у Сталина И.В. были на верхней челюсти всего 3 зуба — два клыка и один премоляр, а на нижней — передние 6 зубов. На верхней челюсти у него был съемный протез так называемого «ночного типа». Бюгельный протез на верхнюю челюсть ему никто не предлагал, так как изготовление его ему не было показано. На нижней челюсти действительно был бюгельный протез. На своих, естественных зубах были коронки из платины, как и у Молотова, Микояна и других пациентов.
    Зубами бывших первых лиц интересуется также журнал «Огонек».
    Самым требовательным, иногда капризным, но с очень сложной сочетанной патологией был Брежнев Л.И., еще в 60−х годах перенесший инфаркт, а позднее и микроинсульт. В результате чего речь его стала иногда немного невнятной. И это некоторые лица пытались объяснить «плохими съемными зубными протезами». Брежнев Л.И. никогда не пользовался съемными зубными протезами. Хотя лечение и изготовление ему различных зубных коронок проводилось многократно, в том числе и мною. У Л.И. был от природы неправильный прикус, нерезко выраженная прогнатия, больше по размеру развита верхняя челюсть, чем нижняя, и был открытый прикус. И в связи с ростом его «авторитета», а главным образом с возрастом, требования его очень сильно повышались, а физическое состояние не улучшалось, поэтому лечение его все более затруднялось. Несколько раз эти 6 передних коронок на верхней челюсти переделывались. Внешне все было отлично, но «внутренне» он был не очень доволен, т. к. речь не улучшалась. Было очевидно, что это никак не связано с зубами и этими коронками, а было очень незначительное, но заметно неправильное движение языка, неправильная артикуляция при произнесении отдельных сочетаний звуков. Но, тем не менее, требования повышались. В это дело пробовал вмешаться даже Подгорный Н.В. Подгорный Н.В. относился к Леониду Ильичу с большим подобострастием, преклонялся перед его авторитетом и, по-видимому, даже очень любил его. Но, как потом вскоре оказалось, эта любовь была односторонней. Его освободили от занимаемой должности без видимых причин. Н.В. обращался с просьбой о помощи к Л.И. Мне предложили поехать в ФРГ, посмотреть, что делают там, и, если нужно, пригласить консультантов и врачей в Москву. Об этом предупредили посла в ФРГ Фалина В.М. Моя беседа с послом и его совет познакомиться с врачом Якобом, который оказывает помощь сотрудникам посольства СССР. Стоматологический кабинет Якоба находился между Бонном и 
Кельном. Познакомился с ним, у него хорошо оборудованный кабинет. Сам он очень высокого роста, ему лет около 50, и очень симпатичный человек. Рассказал ему о наших проблемах. Он пригласил своего консультанта, доцента Боннского университета. Они дали любезное согласие поехать в Москву. Организация их поездки была поручена посольству. Большой консилиум, в том числе двух врачей из ФРГ, мой доклад о состоянии и ранее проводимом лечении (протезировании). Решили изготовить новые коронки на эти передние 6 зубов верхней челюсти из металлокерамики. Тогда это было почти «новое», т. к. для их изготовления применялись совершенно новые материалы, в том числе новые металлические сплавы на основе кобальта и хрома и новые керамические массы. Изготовили эстетически совершенно изумительные коронки, изменился в лучшую сторону и прикус, зафиксировали на временный материал. Через несколько дней Л.И. совершенно категорически отказался от них, т. к. они ему «очень мешали» своей «большой толщиной». Решили переделать их на просто керамические фарфоровые коронки, без металла, повторив по форме давно изготовленные из пластмассы. К этим коронкам с большим трудом он стал привыкать. Пробовали пригласить логопеда — проф. С. Таптапову. От ее помощи Л.И. отказался.
    У Л.И. на верхней челюсти к этому времени не было 4 боковых зубов-моляров (без дистальной опоры, восьмых зубов и не было) предложили и настояли сделать съемный бюгельный протез. Он согласился. Сделали необычайно ажурный, легкий бюгельный протез (Якоб уезжал делать его, как и коронки, у себя в лаборатории). Наложили этот протез. Через 5−6 дней Л.И. категорически отказался от него, указывая на «тяжесть и много всяких крючков» и одновременно предложил: «Может быть, сделать не бюгельный протез, а как у моей жены Виктории Петровны — обычный съемный протез с пластинкой из пластмассы, она им пользуется много лет, привыкла к нему сразу, без осложнений и очень им довольна». (Это было действительно так). Изготовили и ему съемный протез с пластинкой из пластмассы, очень ажурный и легкий. К нему он не привык, и его не принял. Тогда пошли на «крайность». Пригласили Джуну Давиташвили. Но и с ней контакта не получилось, т. к. положительных сдвигов не было. А вскоре — генерализованное общее заболевание и, к сожалению, пациента не стало, а членов семьи Брежнева и других высокопоставленных лиц немецкие врачи не принимали.
    После оказания помощи немецкие врачи денежного гонорара не получали, да и, естественно, не взяли бы. Узнав, что они оба охотники — подарили два очень интересных ружья тульского производства с красивой инкрустацией. Стволы были расположены не по горизонтали, а по вертикали, и позже мы отдыхали вместе в Крыму, в санатории «Ай Даниль». О пациенте Якоб мне только сказал: «Пациент очень сложный». Подарок мне от Брежнева тоже был интересный в плане моего хобби — прекрасная картина-инкрустация по дереву «Уголок старой Риги».
    Ружья свои немцы попробовали также в Крыму. Оленя им не привязывали, как для Тито, но в районе Михайловского замка они добыли несколько перепелок и куропаток. Отдых на Крымском побережье Черного моря — лучший в мире, так отметили и они. Кроме охоты, была еще и рыбалка. Это удивительное, сказочное удовольствие. Раннее утро, 6 часов, рассвет, поднимается солнце из-за Медведь-горы. Катер — и в открытое море, за 2−3 км от берега. Спиннинг. На конце лески — поводок из более тонкой нити с 6−7 небольшими, хорошо отполированными крючками. Шейка крючка заправлена узелком красной нитки, это приманка, на которую рыбешки налетают с очень большой охотой, и с глубины 30−35 метров каждый раз достаешь 5−6 замечательных блестящих ставридок. Затем их в соленый раствор — и в коптилку.
    О приеме и лечении других т. н. «первых лиц».
    Это было не менее ответственно, т. к. многие из них были в делах государства не менее важными и ответственными за дела в стране.
    При Сталине, да и при Брежневе, а тем более при Хрущеве таким был Косыгин А.Н. Человек необычайно высокой культуры, величайший руководитель-хозяйственник (все ратовал везде, где можно, за хозрасчет, но не везде получалось, и многие просто мешали), умело руководил реконструкцией всех комбинатов тяжелой промышленности (Норильск и многие другие), создал «ЗАЗ» и другие большие государственные объекты, умело руководил всем хозяйством и очень знающими, авторитетными министрами.
    Весьма заметной фигурой в правительстве ранее был Молотов В.М. В мемуарах Черчилля недаром сказано о нем: «Самым умным человеком и министром на Земле был в свое время Молотов» (правда, он добавляет — «после Чемберлена»). Это действительно так. Старшему поколению очень памятно программное выступление, речь без шпаргалки, на I Съезде советских писателей, где председательствовал Горький в 1934 г., и вся его последующая деятельность, и, конечно же, представляют необыкновенную ценность его мемуары, которые он читал и нам с Мжаванадзе В.М. на даче. Они там жили рядом. (А еще рядом — дача Ростроповича, где тогда «скрывался» Солженицын).
    Очень хотелось бы отметить еще не менее важные личности — Фурцеву Е.А. и Жукова Г.К.

    Фурцева Е.А. была человеком необычайно острого ума и мудрости в своих действиях, очень талантливый министр культуры, хотя это и была уже для нее некоторая опала, не обошлось и без клеветы на нее. В стоматологической помощи они нуждались все и аккуратно пользовались ею. Были и не очень обычные случаи. Е.А. отдыхала в Сочи, на госдаче № 1. И вдруг звонок в Управление, и просит приехать меня. Самолет, и через 4 часа я в Сочи. Небольшая температура, припухлость по переходной складке в области верхнего правого 4 зуба. Абсцесс. Рентгеновский снимок: два корня, один канал запломбирован хорошо, другой не до конца на 1,5−2 мм. Рядом с дачей — лечебный корпус санатория 4−го Управления «Приморье». Прекрасно оборудованный стоматологический кабинет, в котором работает высококвалифицированный врач-стоматолог высшей категории, выпускница нашего института, прекрасно владеющая амбулаторной хирургической помощью. Вскрыли абсцесс, капля гноя. Через два дня полное спокойствие, отдых прошел до конца без осложнений, но по приезде в Москву — консилиум и операция — резекция верхушки корня (оперировал Евдокимов А.И.). Абсолютно все в порядке. Очень старый мостовидный протез переделал на новый, и затем Фурцева много лет в нашей помощи не нуждалась, но нас не забывала.
    В то время к нам прилетела делегация моих хороших знакомых и коллег по Всемирной организации здравоохранения, профессора: главный стоматолог Великобритании Г. Слек, Дании — П. Петерсон и Израиля — Сиаки проверить состояние стоматологической помощи детям школьного возраста. Проверили ряд школ в Москве, Горьком, Иванове и Костроме и не нашли невылеченных больных зубов. Затем доклад министру здравоохранения СССР — Ковригиной М.Д. и очень хороший доклад в Женеве. Тогда это было величайшим завоеванием нашей стоматологии. В каждой школе был хорошо работающий стоматологический кабинет. Во время пребывания коллег мне очень захотелось сделать им подарок. Попросил Фурцеву З.А. 4 билета в Большой театр (тогда это была очень большая проблема), объяснил кому. Е.А. сделала колоссальный сюрприз — билеты на «Евгения Онегина» в царскую ложу. Перед началом спектакля пришла сама проверить исполнение, пригласила главного дирижера театра Симонова. Бутылка шампанского, коробка конфет, и начался спектакль с опозданием на 10 минут. Гости были в восторге и потом напоминали мне об этом более 15 лет.
    У Фурцевой Е.А. была и осталась теперь, у дочери Светланы, замечательная личная библиотека, очевидно лучшая из подобных личных библиотек. В ее библиотеке очень много произведений классики первого издания. Даже мне «перепала» одна необычайно интересная книга: Пушкин, «Евгений Онегин», одно из первых изданий с прекрасными иллюстрациями художницы Самокиш-Судковской. Герои этого спектакля в Большом театре и сейчас в костюмах по этим рисункам.

    О Жукове Г.К. сказано и написано очень много и справедливо хорошего (хотя было и другое). Жукова Г.К. я принимал очень много раз, но делал ему в основном небольшие работы, а уж совсем прикованному к постели удалял «болтающийся» 8−й зуб. Человек он был необычайно принципиальный и очень заботливый ко всем окружающим, особенно в армии, высоко ценил своих товарищей-коллег по армии, особенно ценил Василевского А.М. (которого я тоже принимал). От того и другого у меня есть в качестве подарков их мемуары с дарственной надписью.
    Работа в 4−м Главном Управлении Минздрава СССР (ЛечСанУпр Кремля) более 30 лет была, естественно, чрезвычайно ответственной и наложила свой отпечаток, какую-то мудрость больше чем народную, осторожность, ну и, конечно, огромные знания почти от каждого пациента, в том числе и зарубежных.
    О наградах. О денежных вознаграждениях со стороны пациентов не могло быть и речи, и за все время я не получил, да мне и не предлагали ни копейки. Были авторские книги почти от всех, и с автографами. Управление не забывало. К 50−летию — орден Трудового Красного Знамени, к 60−летию — золотые именные часы.
    Очень большое счастье — работать и сейчас в родном институте, меня не забывают и коллеги и друзья, особенно СтАР, наградив орденом «За заслуги» I степени.

Поделиться:




Комментарии
Смотри также
21 января 2002  |  00:01
Неотложная "неотложная помощь"?!
Многолетний опыт преподавания цикла "Обезболивание и оказание неотложной помощи на амбулаторном стоматологическом приеме взрослого населения" на кафедре анестезиологии и реаниматологии факультета повышения квалификации стоматологов (ФПКС) МГМСУ позволил выявить закономерно невысокий уровень подготовки врачей в данной области знаний.
21 января 2002  |  00:01
Новые концепции и взгляды консервативной стоматологии
В Москве в Конференц-зале МГМСУ на Долгоруковской ул., 19 сентября прошла интереснейшая встреча стоматологов с известным Австралийским стоматологом - терапевтом из Университета г. Аделаиды - Dr. Graham J Mount. В России его имя уже известно многим профессионалам. Оно связано с новым взглядом на лечение кариеса зубов; им предложена новая классификация кариозных полостей с учетом достижений новейших технологий, стоматологического материаловедения.
21 января 2002  |  00:01
Обеспечение радиационной безопасности персонала и пациентов при рентгенологическом исследовании в стоматологии
Рентгенологические исследования в качестве дополнительного метода диагностики широко используются в стоматологической практике, число их неуклонно возрастает. Различные стоматологические рентгенологические исследования играют большую роль в определении поражения зубов, костной ткани челюстей, а также распространения и характере патологического процесса. В настоящее время возрастает диагностическое значение в стоматологии панорамной рентгенографии зубов и челюстей.
21 января 2002  |  00:01
Опыт применения препарата "Имудон" при лечении заболеваний пародонта
С ростом количества пациентов, страдающих воспалительными заболеваниями пародонта, наблюдается тенденция к возрастанию атипичных форм пародонтита. Одной из таких форм является быстропрогрессирующий пародонтит (далее по тексту - БПП). Проведенные исследования показали, что для пациентов с БПП характерна высокая частота нарушений анатомо-топографического строения пародонта и анатомического строения зубов, по сравнению с атипичными формами.
21 января 2002  |  00:01
Основные направления лекарственной терапии болевого синдрома в стоматологии
Болевой синдром является постоянным спутником большинства заболеваний и вмешательств в челюстно-лицевой области, отягощая течение основного заболевания и затрудняя работу врача-стоматолога. Расширение диапазона лекарственной терапии болевого синдрома облегчает выбор адекватного лечения с учетом точки приложения и механизма действия препаратов и повышает ответственность врача за его эффективность и безопасность.