Сегодня 17 октября 2017
Медикус в соцсетях
23 апреля 2013

Григорий Ройтберг: В нашей работе есть что-то от Творца

3 апреля 2013 года состоялось официальное открытие нового лечебного корпуса клиники ОАО «Медицина», где разместился не имеющий аналогов в России онкологический центр Sofia, многопрофильные диагностические отделения и стационар. Комплекс оснащён уникальным оборудованием и IT-инфраструктурой нового поколения, основанной на smart-технологиях. Строительство корпуса осуществлялось за счет собственных средств ОАО «Медицина», заемных средств и инвестиций IFC в капитал ОАО «Медицина». Общий объём инвестиций, направленных на строительство корпуса и приобретение оборудования, составил более 4 млрд. руб.

О доступности в России высокотехнологичного лечения и проблемах с человеческим капиталом мы беседуем с Григорием Ефимовичем Ройтбергом — Президентом ОАО «Медицина», академиком РАМН, доктором медицинских наук, профессором, Заслуженным врачом РФ, лауреатом Премии Правительства РФ в области образования.

MEDICUS.RU: Григорий Ефимович, ОАО «Медицина» всегда приносит в Россию новые технологии. Как Вы думаете, почему до вас никто не закупал столь востребованное оборудование, открывающее столько возможностей для спасения человеческих жизней?

Г.Е. Ройтберг: Ну, кто-то же должен был начать! Вот мы и начали. Я думаю, от этого будет эффект, технологии начнут распространяться, но, правда, не очень быстро. В дополнение к онкологическому центру Sofia, открывшемуся недавно, мы начали проектирование  нового онкоцентра в Химках год назад. Имея наш опыт, думаю, что через 2,5 года от сегодняшнего дня там все будет работать. Если кто-то начнёт сегодня, то при наличии сильных организаторов  и хорошей команды новые Центры появятся через 4−5 лет. Чудес не бывает, все это делается не вдруг. Даже технически сделать бункер – это целый год с учетом проектирования! Вот мы закупили циклотрон – так называется маленькая «атомная станция», которая производит радиофармпрепараты. Он будет установлен в Химках. В России ни у кого нет опыта управления циклотроном, так что мы сейчас ищем провайдера. У нас есть предложения из Вены, из Женевы от очень грамотных руководителей. Эти люди сегодня начнут работать, мы уже целый год работаем, и не с кем-нибудь, а с General Electric, который поставляет оборудование. И я надеюсь, что через полтора года от сегодняшнего дня циклотрон будет производить радиофармпрепараты. И тогда мы сможем делать больше ПЭТ-исследований, может быть, частично сможем продавать для других. Но – такие вещи никогда не делаются сразу и вдруг: там же толщина стен 4 метра (меньше получится, только если везти специальный песок из Египта), должна быть предусмотрена специальная канализация для вывода радиоактивных отходов. Так что красивые стены, которые вы видите, – это лишь «надводная» часть айсберга, хотя и смотрятся эффектно, согласитесь.

MEDICUS.RU: Ещё бы! Экскурсия по новому корпусу нас всех просто потрясла: он прекрасен, уютен, великолепно оснащён и открывает возможности, ещё несколько лет назад казавшиеся фантастическими. Остаётся вопрос: для кого всё это великолепие? Будет ли подобного рода высокотехнологичная помощь доступна обычным российским гражданам? Или вы построили клинику для олигархов? К тому же появление одной клиники, даже самой инновационной, не сможет кардинально изменить ситуацию в стране.

Г.Е. Ройтберг: Знаете, когда-то я сказал себе, что я не решаю общегосударственных задач: на это есть Президент страны, нами избранный, Государственная Дума. Они – решают. А я решаю свою задачу – узкую, но ту, с которой могу справиться. Я могу помочь с помощью лучевой терапии полутора тысячам человек в год. Я могу пропустить – и буду это делать – до 800 человек в месяц на ПЭТ/КТ для ранней диагностики. Я знаю, сколько мы можем сделать аортокоронарных шунтирований. Мы планируем делать приблизительно 150 пересадок коленных суставов – этого в России никто не делает, мы специально пригласили докторов из Израиля. Здесь у нас 6 больших операционных, в каждой будет делаться по 5−6 операций в день.

Я уже пять лет призываю власть имущих принять во всем этом участие. Мой принцип: давайте сегодня делать  то, что мы можем.

Сегодня мы оказываем очень качественную помощь, и 2000 человек в день, которые к нам приходят, делают это не зря. Это сейчас всё внимание приковано к лучевой терапии, потому что это новое, а когда-то для нас такой же новой была кардиохирургия, которую у нас открывал и консультировал Майкл Дебейки, он помогал нам создавать и развивать это направление. И таких направлений у нас много.

MEDICUS.RU: Вопрос доступности лечения, к сожалению, касается не только вашей пропускной способности, но и финансовой составляющей…

Г.Е. Ройтберг: Что касается финансовой доступности – мне кажется, это вопрос расстановки приоритетов. К сожалению, своими силами я ничего не могу сделать дешевле. Вот смотрите. Затраты на строительство и оборудование нового лечебного корпуса составили 140 млн долларов. Деньги частные, других никогда не было. Сейчас у нас лучшее в мире оборудование! Конечно, мы могли сэкономить и сделать более дешёвые полы, но вы же понимаете, что это копейки. Каждый из этих аппаратов стоит по прайс-листу чуть больше 5 миллионов евро, и на эту цену я не могу повлиять. Радиофармпрепараты, которые мы сейчас привозим из-за границы, мы покупаем дороже, чем если бы мы имели собственное производство, как Турция или Израиль. Раньше у нас очень отличалась такая статья расходов, как заработная плата. Сегодня нет отличий: сегодня медицинская сестра у нас получает так же, как в Испании или Италии. Ну и за счёт чего может быть дешевле?

Конечно, думаем, как справиться с этими проблемами и дальше. Например, совместно с Университетом штата Айова мы разработали программу софинансирования. Много раз обращались с взвешенными предложениями, которые могли бы уменьшить финансовое бремя для пациентов.

Тем не менее, есть огромное количество людей, которые могут решить этот вопрос, просто расставив приоритеты, подумав: купить платье от Валентино за две тысячи долларов или дать эти деньги маме, чтобы она могла пройти обследование и начать полноценное лечение.

Мы анализировали, кто наш потребитель. Оказалось, что он очень разнообразен: от реальных олигархов до людей со сравнительно скромным достатком, у которых доходы на семью тысяч 70−80, но их дети у нас постоянно наблюдаются. Конечно, пенсионер, живущий только на свою пенсию, не может сюда приходить, но огромное количество людей – могут!

Кроме того, не обязательно у нас постоянно лечиться, можно, скажем, пройти диагностику при подозрении на определенный диагноз. ПЭТ/КТ стоит тысячу долларов – конечно, это деньги, но их можно найти… Словом, я делаю только то, что я могу…

MEDICUS.RU: … и огромное спасибо Вам за это! А как Вы думаете, что надо сделать, чтобы современные технологии стали доступными в регионах, где не хватает средств, или даже чтобы региональные медики хотя бы знали об их существовании?

Г.Е. Ройтберг: Удивительно. Все говорят, что в России нет денег. В то же время затраты на оборудование сегодня в России сопоставимы с затратами в западных странах, кроме того, в статистике не учитываются затраты на ведомственные медицинские учреждения, затраты граждан на платные лекарства, на «теневой» сектор медицины. Проблема не в деньгах и не в недоступности оборудования, проблема в том, что некому на нём работать!

Вот, к примеру, медицинские физики. Найти физика, даже не готового, а которого я бы мог отправить на стажировку, просто невозможно! Мы сейчас будем привозить физиков из-за границы – из Германии, из Израиля, вот из Португалии сейчас приедут два дозиметриста. У нас сейчас 4 физика, и подготовка каждого из них за рубежом обошлась в 50 тысяч долларов. Они золотые – и при этом ещё и получают зарплату! Сейчас у нас появился второй аппарат – и снова возникает проблема. Сейчас к нам приедет специалист из Израиля – опытная, грамотная, готовая работать с утра до ночи. Это оказалось проще, чем  найти кого-то в России.

Сейчас с кадрами происходит что-то страшное: врачи слабенькие, последипломное образование нулевое, его практически нет! Я ведь заведую кафедрой терапии и могу сказать, что из тех, кто приходит, брать на повышение квалификации просто некого! Они ничего не читают, им ничего не надо, они не ходят на курсы, которые проводит для них государство – там посещаемость 15%! Системы мотивации нет вообще… Так что основная проблема – не деньги. Основная проблема – человеческий капитал, который слаб как в медицинском плане, так и в интеллектуальном.

MEDICUS.RU: Так надо же как-то решать проблему, растить свои кадры, нельзя же всё время привозить специалистов из-за рубежа!

Г.Е. Ройтберг: Так мы и растим! Кроме моей кафедры (терапии) мы создали плацдарм для кафедры медицинской физики совместно с НИЯУ МИФИ. Мы готовим здесь кадры – они уже начали работать, но пока  это студенты 4−5 курса, они станут специалистами только через пару лет. Сейчас они работают дозиметристами (это низшая категория физиков), наверное, кто-то из них потом вырастет.

А пока мы выкручиваемся, приглашая специалистов из-за рубежа, потому что понимаем, что сегодня других вариантов нет. А что здесь плохого? Петр Первый это делал – и страна получила неслыханный импульс в развитии. Где ещё мне было найти людей, которые сейчас консультируют нас, – это и один из самых известных специалистов по лучевой терапии профессор Фукс, и ведущий химиотерапевт Германии профессор Шмоль?

MEDICUS.RU: Видите ли, Израиль просто физически намного меньше России, то есть решить таким образом задачу в масштабах страны не получится: там даже теоретически не может хватить врачей, чтобы нас ими обеспечить.

Г.Е. Ройтберг: Повторюсь: я сейчас решаю свои конкретные задачи, но уверен, что это вносит вклад в общую ситуацию с развитием отечественного здравоохранения. Конечно, жаль, что все в России пока идет не так, как нам бы хотелось, но рано или поздно все будет хорошо. В конце концов, через несколько лет новые кадры можно будет растить у нас.

MEDICUS.RU: Расскажите, пожалуйста, о программе софинансирования, разрабатываемой совместно с Университетом штата Айова, о которой Вы упомянули.

Г.Е. Ройтберг: Да, мы сотрудничаем с Университетом штата Айова, который начал переход на программу врача общей практики, т.е. семейного врача, как основы первичной медицинской помощи теперь уже 30 лет тому назад. У них колоссальный опыт по этим разработкам. Они начинали в Санкт-Петербурге, теперь вот делают у нас.

Что значит софинансирование? Ну, вот как это происходит, например, во Франции. Там государство покрывает 35 евро за консультацию, т.е. первичный осмотр терапевта. Хороший доктор в центре Парижа стоит от 100 евро. Вам 35 возвращают, 65 платите сами. Ваш выбор – вы можете поехать не в такое престижное место к недавнему выпускнику медицинского университета – и он вас с удовольствием примет за эти 35 евро. То есть государство оплачивает некий минимум, а дальше вы решаете сами в соответствии со своими желаниями и возможностями. Мне кажется, такая система волне прижилась бы и у нас.

MEDICUS.RU: Вопрос, который часто волнует наших читателей: как выбирать врача? Оборудование, технологии – все это, безусловно, важно, но при лечении, а особенно при лечении сложных заболеваний, основным звеном в процессе все-таки становится врач.

Г.Е. Ройтберг: Если вы кому-то доверяете, например, потому, что он лечил ваших мам и пап, наверное, это хороший вариант. Просто надо помнить, что один врач, даже самый квалифицированный – это маленькая часть проблемы. Например, в аорто-коронарном шунтировании это какая-то малая доля, потому что умирают в первые сутки от реанимации, на вторые – от гнойных осложнений и т.д., т.е. вам нужно решать проблему в комплексе, а именно выбирать клинику, а в ней уже врача, которому вы доверяете. Сертификация по международным стандартам медицинской помощи JCI для этого и существует, она вам дает гарантию: вот место, где можно получить качественную помощь, соответствующую лучшим мировым стандартам.  Иностранные страховые компании дают клиентам памятку, где написано, куда обращаться при необходимости. Там сказано: любая клиника, сертифицированная по JCI. Если ее нет, дальше идут другие названия. Т.е. это взгляд профессионалов, которые защищают интересы потребителя услуг. Иначе вы должны верить рекламе, тогда кто более активно и нагло себя рекламирует, тот и прав. Кстати, мы себя вообще не рекламируем, вот только сейчас немного начали, но, думаю, скоро прекратим совсем.

MEDICUS.RU: Хочется закончить разговор на оптимистичной ноте, хотя все затронутые темы как-то не настраивают на мажорный лад, да онкология и в принципе-то штука невеселая.

Г.Е. Ройтберг: Вы когда-нибудь послушайте, как об этом говорят наши знаменитые пациенты. В них такая любовь к жизни, что любой страх отступает.

Вот вчера мы на новом аппарате провели процедуру пациентке – женщина, 37 лет, колоректальный рак, метастазы в печень. Ей половину печени удалили в 2010 году, сейчас новые метастазы, т.е. дальше делать нечего, прогноз – 2−3 месяца, вряд ли больше. Мы вчера удалили 4 узла, сегодня-завтра мы закончим. В принципе можно было всё сделать одним разом, но мы только начали работать, поэтому решили действовать максимально аккуратно. Если все будет нормально, через месяц сделаем ей исследование – у нее не будет узлов в печени. Это не чудо, потому что метастазы у нее могут появиться ещё где-то. Но пока мы ей дали 2−3 года жизни. Мне кажется, что-то есть в этом от Творца: человек пришел – и ему подарили ещё несколько лет. А дальше – будет видно.

Елизавета Макарова



Еще об этом на нашем сайте


Комментарии

Поделиться:



13 апреля 2016  |  00:04
Оскар Геворкян: Сегодня клиники Юнидент готовы решить любую задачу в стоматологии
В декабре 2014 года, открылось отделение челюстно-лицевой хирургии медицинского центра сети клиник Юнидент Стоматология, который расположен в Бобровом переулке. Стоматологическое отделение центра начало принимать пациентов несколько ранее. Особенность проекта клиники состояла именно в совместной работе стоматологови челюстно-лицевых хирургов.
18 апреля 2014  |  09:04
Илья Грачев: Только 50% пациентов, перенесших операцию, могут вернуться к полноценному образу жизни
Межпозвонковая грыжа. Лечение или операция? Вопрос, беспокоящий многих людей, столкнувшихся с этим заболеванием. Главный врач клиники «Парамита», член-корреспондент Международной академии экологии и безопасности жизнедеятельности, ассоциированной с Департаментом Общественной Информации ООН рассказал об особенностях и последствиях хирургического вмешательства, и возможностях лечения межпозвонковой грыжи.
30 июля 2013  |  14:07
Надир Ахмеджанов: В профилактике сердечно-сосудистых заболеваний самые простые методы определяют большую часть успеха
По данным ВОЗ, сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ) остаются основной причиной смерти населения в экономически развитых странах мира и странах с переходной экономикой. О проблемах профилактики ССЗ мы беседуем с Надиром Мигдадовичем Ахмеджановым, ведущим научным сотрудником отдела профилактики метаболических нарушений ФГБУ «ГНИЦ профилактической медицины» Минздрава РФ.
30 мая 2013  |  14:05
Андрей Акулович: Триада «образование – клиника – торгующая компания» обеспечивает прорыв вверх
Титулы доктора Акуловича с трудом умещаются на визитке: кандидат медицинских наук, доцент кафедры терапевтической стоматологии СПГМУ им. акад. И.П. Павлова, член ряда российских и международных организаций в области эстетической стоматологии, основатель «Общества по изучению цвета в стоматологии», официальный Консул от России в Совете Society for Color and Appearance in Dentistry (SCAD) и шеф-редактор нового журнала «Эстетическая стоматология». С журнала, свежий выпуск которого был представленна апрельской стоматологической выставке в «Крокус-Экспо», и начался наш разговор.
11 апреля 2013  |  14:04
Марвин Абедин: Мы создали медицинский кластер на основе принципиально новой модели
20-23 марта 2013 года в Экспоцентре на Красной Пресне прошёл Московский международный конгресс по медицинскому и оздоровительному туризму, в котором впервые приняли участие представители первой здравоохранительной свободной зоны в мире – Дубай Хелскэйр Сити (Dubai Heathcare City), объединяющей 120 медицинских клиник с международной аккредитацией.