Сегодня 23 октября 2019
Медикус в соцсетях
 
Задать вопрос

ЗАДАТЬ ВОПРОС РЕДАКТОРУ РАЗДЕЛА (ответ в течение нескольких дней)

Представьтесь:
E-mail:
Не публикуется
служит для обратной связи
Антиспам - не удалять!
Ваш вопрос:
Получать ответы и новости раздела
17 февраля 2005 16:12   |   Марина Бойцова

Месть дантиста

За то, что пациент отказался лечить зубы в его клинике, стоматолог спилил буквально до корней пациенту три здоровых зуба. По крайней мере, именно так считает героиня нашей истории.
 
Людмила Алексеевна С. (фамилию по просьбе героини мы не называем) – врач, заведующая педиатрическим отделением больницы. В феврале 2004 года у нее возникла срочная необходимость в протезировании нескольких зубов, и Людмила Алексеевна обратилась в широко рекламируемую в Санкт-Петербурге клинику N – название клиники пока мы тоже не указываем по причинам, которые будут понятны ниже.
Там к ней сначала отнеслись любезно, однако объяснили, что имплантаты (которые хотела поставить сама Людмила Алексеевна) у нее не приживутся, надо делать коронки. Но предварительно необходимо получить терапевтическую помощь, подготовить зубы к протезированию. Людмила Алексеевна решила это сделать в поликлинике по месту жительства – там эти услуги были дешевле. Далее, по ее словам, началось что-то странное.
В клинике N врач-ортопед Дмитрий А-мов (он в то время руководил этой самой клиникой) оказался очень недоволен тем, что лечила зубы пациентка не у них, а в другой клинике. Однако сделал укол и начал производить у нее во рту какие-то манипуляции. Людмила С. хотя и врач, но не стоматолог, поэтому результат действий коллеги ее поразил: без лишних слов, не сообщая о том, что делает, Дмитрий А-мов буквально под корень сточил ей целых три зуба, а потом заявил: теперь идите и укрепляйте их там, где лечили.
Ошарашенная Людмила Алексеевна не могла появиться на работе с полупустым ртом, поэтому она согласилась долечивать зубы в N. Её тут же записали на прием, и другой врач сообщил, что укрепить-то зубы под протезирование он может, но для этого надо снова восстанавливать то, что напрочь сточил его коллега доктор Дмитрий А-мов. Вот восстановим (разумеется, за дополнительные деньги) – и начнем протезировать.
Идти по второму кругу пациентка не захотела. Кроме того, ее совершенно справедливо возмутило, что врач-ортопед (он же, напоминаю, в то время был руководителем этой клиники) начал проводить сложные медицинские манипуляции, не проинформировав пациентку об их характере и последствиях, не дав ни ознакомиться, ни подписать никакой медицинской документации.
Тогда Людмила Алексеевна пошла в независимую медико-юридическую экспертизу. Адвокат Александр Балло составил исковое заявление о возмещении морального вреда в результате причинения вреда здоровью. В исковом заявлении подчеркивается, что ни медицинских показаний, ни согласия пациентки к таким манипуляциям не было.
В заключении городской клинико-экспертной комиссии по контролю качества оказания стоматологической помощи Комитета по здравоохранению СПб отмечается, что «…судить о проведенном ортопедическом лечении невозможно, так как врач-ортопед осуществил только 1−й этап – препаровку зубов под коронки». Однако там же говорится, что «… ведение медицинской документации не соответствует требованиям руководящих документов. Графы – профессия, диагноз, перенесенные и сопутствующие заболевания, развитие настоящего заболевания, данные объективного исследования, внешний осмотр не заполнены. Подписи пациентки в медицинской карте отсутствуют. Данные рентгенологических и лабораторных исследований не отмечены, несмотря на то, что в наличии у пациентки они имелись… Дефектом оказания медицинской помощи в ООО … можно считать непродуманный план ортопедического лечения… На основании вышесказанного можно считать, что медицинская помощь С-вой А.А. оказана некачественно».
С начала этого триллера прошел почти год. Людмила С. благополучно вылечила зубы и даже поставила именно те имплантаты, которые хотела, — в другой клинике выяснилось, что никакой у нее рот не особенный, просто надо было иначе организовать лечение. Г-жа С. и ее адвокат пытались решить дело мирным путем – убедить клинику оплатить расходы на лечение тех самых спиленных зубов, которые пришлось лечить в другой клинике, и компенсировать моральный вред. Сначала Дмитрий А-мов отказался это сделать, не признав своей вины, а затем и вовсе уволился и работает в другом месте. Уволился и его зам. Александр Б-в, который был в курсе этой истории. Мы обратились к нынешнему руководителю этой клиники Камяру Раду.
«- Я не в курсе этой истории, но готов разобраться. Пускай пациентка приходит: поговорим, обсудим, что можно сделать. Если она права, постараемся решить вопрос в ее пользу».
 
Большие, но по 5. Маленькие, но…
Окончательную точку в этом деле мы пока не ставим – подождем результатов визита нашей героини в клинику. Однако, по словам адвоката Александра Балло, подобных историй взаимного недопонимания, взаимонедоверия и как следствие взаимных обид и претензий очень много, особенно в платной медицине и особенно – в стоматологии. Почему?
Доход, получаемый в системе коммерческой медицины, сопоставим с бюджетом всего российского государственного здравоохранения. Значительная часть этих доходов принадлежит стоматологии – «золотому дну» коммерческой медицины. Если визит к врачу другой специальности можно попытаться отложить на потом – «а вдруг само рассосется?…», то больной зуб, увы, на потом не отложишь. И в этой области медицины сэкономить, конечно, хочется, но как-то не принято. Да и не получится. За безболезненную помощь, хорошие материалы и красивую улыбку принято платить. Но вот проверить, соответствует ли стоимость качеству услуги, очень сложно.
В клинике Н. Сказали, что вылечат зуб за 500 рублей. В другой — назвали цену втрое дороже. В третьей сообщили, что здесь вообще только лечением не отделаешься – надо то-то, пятое и десятое. Что тут выбрать – вопрос риторический. Это как «маленькие, но по три, большие, но по пять». Позволю себе авторскую ремарку: мое глубокое убеждение, что стоматолог, как и парикмахер, должен быть «свой», тот, кому доверяешь на все 100, даже если он берет за это 200. К рыночным отношениям «продавец услуги – покупатель услуги» добавляется специфический компонент личного доверия пациента к врачу.
На взгляд специалистов, один из оптимальных методов интегрирования нашего потребителя в сложный, малознакомый мир коммерческой медицины – это активно обсуждаемая сегодня в медицине концепция информированного согласия. Ее появление связано в первую очередь с распространением рыночных отношений на сферу медицинского обслуживания, причем принципиальный момент этих отношений – равенство сторон во всех отношениях, в том числе и правовых. Пациент-покупатель не должен считать себя несмышленышем, слепо доверяющим всему, что говорит и делает врач. А врач-продавец должен и себе, и пациенту доказать, что сделанный выбор для пациента – лучший из имеющихся.
Принципиально, что риски для обеих сторон равны. Рискует пациент – здоровьем, деньгами, нервами. Рискует и врач – своей репутацией и профессиональной ответственностью.
Как бы высокопарно ни звучало, но права обеих сторон вытекают из концепции общих прав личности, в частности о праве человека на неприкосновенность, праве на самого себя. Это право запрещает врачу нарушать без обязательного на то позволения пациента его телесную целостность в целях малой и большой операции. Нет никакого законного обязательства пациента принимать предлагаемое лечение, кроме того, пациента вообще не следует подвергать каким-либо лечебным воздействиям без его информированного согласия.
Прежде чем врач попросит пациента дать согласие на проведение курса лечения или отдельной процедуры, которые связаны с риском, пациенту необходимо предоставить следующую информацию:
— в чем будет состоять предлагаемое лечение (процедура);
— охарактеризовать риски и выгоды рекомендуемых мер;
— указать на альтернативные методы лечения (процедуры), также охарактеризовав риски, опасность неблагоприятных исходов;
— что будет, если не начинать или отложить лечение;
— охарактеризовать вероятность успешного исхода и в чем конкретно врач видит этот успех;
— разъяснить вероятные трудности и длительность периода реабилитации и возврата пациента к нормальному для него объему деятельности.
 
Если хотя бы частично каждый врач это будет делать, значительная часть последующих вопросов будет сниматься автоматически. То есть и волки будут сыты, и зубы целы.
 
 
Источник:
«Петербургский Час Пик» № 5 (368),
2−8 февраля 2005 года
 

Поделиться:




Комментарии
Смотри также
18 февраля 2005  |  13:02
Клиника и диагностика эмбриональных кист и свищей лица и шеи
Врожденные кисты и свищи лица и шеи составляют 2- 2,3% больных специализированных коек [3,4,7] или 5% всех новообразований лица и челюстей [5]. Несмотря на однотипность клинических проявлений эмбриональных кист и свищей лица и шеи (ЭКСЛШ), относительно постоянную их локализацию и топографическую анатомию, ошибки в диагностике составляют от 20% до 63% [3].
15 февраля 2005  |  13:02
Истоки челюстно-лицевой хирургии детского возраста
Первые сведения о проведении хирургического вмешательства в полости рта, на лице и шее у детей связаны с именами выдающихся отечественных хирургов И.Ф. Буша, Х.Х. Колемана, Ю.К. Шимановского, К.Ф. Гейфельдер, И.И. Рклицкого. По видимому, первую в России операцию по устранению частичной односторонней врожденной расщелины верхней губы произвел Никита Тимофеев в 1801 году.
09 февраля 2005  |  15:02
Особенности протезирования при заболеваниях пародонта. Часть III.
Постоянные шины применяют как лечебные аппараты для иммобилизации зубов на продолжительное время. Больной такими шинами пользуется постоянно. В зависимости от топографии дефекта зубного ряда, распространенности и степени деструкции пародонта постоянные конструкции могут быть съемными, несъемными и комбинированными.
04 февраля 2005  |  12:02
Инновационный учебно-производственный зуботехнический центр «Риком».
Основное направление деятельности - изготовление высокоэстетичных, биологически совместимых, безметалловых реставрационных конструкций с использованием всего спектра соответствующих материалов VITA и технологий: Vita In-Ceram Sprint, In-Ceram Alumina, In-Ceram Zirconia и CAD/CAM технологии Cerec.
03 февраля 2005  |  14:02
Комплексное лечение токсидермий с поражением слизистой рта
Среди тяжелых форм токсидермий, протекающих с поражением слизистой оболочки полости рта (СОПР), наиболее часто встречаются синдром Стивенса-Джонсона (ССД) и синдром Лайелла (СЛ). В настоящее время оба эти заболевания специалисты рассматривают как тяжелый и тяжелейший варианты течения многоформной экссудативной эритемы (МЭЭ). Частота данных заболеваний в последние годы неуклонно возрастает