Сегодня 23 апреля 2024
Медикус в соцсетях
 
Задать вопрос

ЗАДАТЬ ВОПРОС РЕДАКТОРУ РАЗДЕЛА (ответ в течение нескольких дней)

Представьтесь:
E-mail:
Не публикуется
служит для обратной связи
Антиспам - не удалять!
Ваш вопрос:
Получать ответы и новости раздела
21 декабря 2001 00:00   |   Аравийская Е.Р., Соколовский Е.В. Кафедра дерматовенерологии с клиникой Санкт-Петербургского, Государственного Медицинского Университета имени академика И.П.Павлова, (заведующий кафедрой – профессор Е.В.Соколовский).

СОЦИАЛЬНАЯ И МЕДИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА БОЛЕЮЩИХ СИФИЛИСОМ ЖЕНЩИН.

Изучалась мотивация, возраст первого полового контакта и ранние детские воспоминания у 88 женщин, с различным сексуальным поведением, болеющих сифилисом. Было выявлено, что женщины с промискуитетным поведением начинают половую жизнь раньше, чем женщины с одним половым партнером. Среди женщин с одним половым партнером мотивации первого полового контакта были социально более значимые и принятые в обществе: чувство влюбленности, замужество. У женщин с двумя и более половыми партнерами обращали на себя внимание мотивации любопытства и изнасилования, что может быть объяснением их рискованного сексуального поведения в дальнейшем. Женщины, имевшие большое количество половых партнеров указывали на одиночество, отсутствие тесного телесного контакта в ранних детских воспоминаниях, они были подозрительны, их поведение было пассивным в сюжете раннего детского воспоминания. Полученные данные указывают на необходимость дифференцированного подхода при наблюдении таких пациенток дерматовенерологом и при планировании и проведении профилактической работы среди девочек.
Ключевые слова: первый половой контакт, мотивации, ранние детские воспоминания, профилактическая работа, пропаганда.
Social, medical and psychological characteristics of female patients with syphilis.
E.R.Aravijskaya, E.V.Sokolovsky
The study of age and motives of the first sexual intercourse as well as early childhood recollections analysis was performed in 88 females with syphilis. It has been shown that patients with promiscuous behavior started sexual relations earlier then persons with one sexual partner within the year before the disease (p<0,05). The majority of females with one sexual partner motivated their first sexual episode by love or marriage. Contrary to that, females with numerous sexual partners showed more often such motives as curiosity and rape (p<0,05). The pattern of early childhood recollections demonstrated by promiscuous individuals was characterized by loneliness, the absence of direct body contact, passive behavior and suspiciousness. The data show the need of differential approach to females during treatment in STD clinic and in anti-venereal propaganda.
Key words: first sexual contact, motives, early childhood recollections, anti-venereal propaganda.
 
ВВЕДЕНИЕ
В современной эпидемиологической обстановке актуальное значение имеет разработка и активное внедрение мер профилактики сифилиса и других инфекций, передаваемых половым путем [1, 4]. Вероятность заражения этими инфекциями во многом зависит от различных форм рискованного поведения при половых контактах [15, 18, 19, 20]. Для разработки мер их профилактики особую роль играет изучение социальных и медико-психологических характеристик больных и анализ особенностей их полового поведения [3, 6, 7, 19, 20]. Специалистам хорошо известны следующие группы риска по инфекциям, передаваемым половым путем: злоупотребляющие алкоголем, больные наркоманиями, лица БОМЖ, проститутки, гомосексуалисты [1, 2, 4, 14, 15, 17]. Эти группы больных не исчерпывают категории лиц, заболевающих сифилисом, в том числе повторно. Значительно меньше изучены другие социально адаптированные группы, которые также страдают в условиях высокой заболеваемости населения сифилисом и для которых требуется использование методов профилактической работы, ориентированных непосредственно на них.
Учитывая тот факт, что большинство больных с сифилисом составляют пациенты молодого возраста, а в последние годы отмечается рост этой инфекции среди детей и подростков, профилактическая работа должна быть направлена именно на указанные группы населения. Заслуживает внимания и то, что возрастает количество случаев врожденного сифилиса, по-прежнему высокой остается заболеваемость сифилисом среди беременных и молодых женщин детородного возраста [1, 4]. В связи с этим особо важную роль играет профилактика ИППП среди девушек, которые потенциально могут начать половую жизнь или уже приобрели свой первый сексуальный опыт [12]. Известно, что первый сексуальный опыт во многом обусловлен сексуальным развитием в раннем детском возрасте и в дальнейшем накладывает отпечаток на половое поведение человека [8, 11, 16, 18]. Сексуальное поведение человека отражается в структуре и в содержании ранних детских воспоминаний [13, 18]. Анализ детских воспоминаний был введен в практику психиатрии австрийским психоаналитиком Альфредом Адлером в 30−е годы нашего столетия как метод, позволяющий изучить личность, ее “жизненный стиль” и проанализировать внутри личностные конфликты. А.Адлер считал, что воспоминания не случайны, для запоминания выбираются те впечатления, которые связаны с актуальным состоянием и положением человека [13]. Считается, что именно в раннем детском возрасте на первых этапах развития личности закладывается определенный тип поведения, который во многом обусловливает поведение во взрослом возрасте, жизненную позицию, а также сексуальную активность [13, 18, 21]. Была установлена взаимосвязь между возникновением тревоги и отношением родителей к ребенку в раннем детстве. Чувство одиночества, высокая тревога характерны для лиц, испытавших жесткое или жестокое отношение, отчуждение со стороны родителей. Эти переживания нередко отражаются в ранних детских воспоминаниях [11, 13, 16, 18, 21]. Нами было показано, что тревога взаимосвязана с промискуитетным поведением индивидуумов [3]. Для выявления факторов, регулировавших становление сексуального поведения, были исследованы возраст начала половой жизни, мотивации первого полового контакта и содержание ранних детских воспоминаний у женщин, болеющих сифилисом.
МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ.
На кафедре дерматовенерологии СПГМУ им.акад.И.П.Павлова было проведено обследование 88 женщин с различными формами сифилиса, получавших специфическую терапию. Исследование включало комплексное клиническое дерматовенерологическое обследование, сбор анамнеза заболевания, полового анамнеза и выявление ряда социально-демографических показателей. Больным предлагалось ответить на ряд специальных вопросов, касающихся возраста и мотивации первого полового контакта, а также характера и содержания ранних детских воспоминаний. При сборе информации о раннем детском воспоминании производилось собеседование с больными: их просили детально описать самое раннее детское воспоминание. При этом осуществлялась запись фактов от лица вспоминавшей, а также документировалось ее субъективное отношение к происходившему, выяснялось место, где происходили события – открытое или замкнутое пространство, цветовое восприятие воспоминания, уделялось внимание оценке чувства одиночества, наличию или отсутствию тесного телесного контакта. Оценивался характер деятельности пациентки (активный или пассивный), ее конфликтность или покладистость, доверчивость или подозрительность, самостоятельность или несамостоятельность в суждениях и поступках. Определялись также степень подчиненности, консерватизма и конформности исследуемой в данной жизненной ситуации (подчиненность-доминирование, консерватизм-радикализм, конформность-неконформность). На каждую больную заполнялась специально разработанная нами формализованная история болезни, в которой регистрировались все данные обследования.
По совокупности клинических и анамнестических данных пациентки были разделены на две группы. В первую группу вошли женщины, имевшие сексуальные контакты только с одним половым партнером в течение года до заболевания сифилисом, причем этот партнер являлся для них источником заболевания (42 чел.). Вторую группу больных составили женщины, контактировавшие с двумя и более мужчинами в течение года до заболевания сифилисом и имевших случайные половые связи (46 чел.).
Статистическая обработка включала оценку среднего арифметического и средней ошибки среднего значения. Для характеристики межгрупповых различий применялись t-критерий Стьюдента и U-критерия Вилкоксона-Манна-Уитни. Для сравнения парных (сопряженных) выборок использовался парный td-критерий Стьюдента. Статистическая обработка материала выполнялась на ПЭВМ 486DX4−100 с использованием стандартных пакетов программ прикладного статистического анализа (Statgraphics v.7.0; Statistica for Windows v.5.0). Достоверность различий между величинами считалась установленной при p<0,05.
РЕЗУЛЬТАТЫ.
Возраст больных 1−й группы составил 26,1±1,2 лет. Эти пациентки состояли в официальном или гражданском браке, их единственными половыми партнерами были мужья, которые и стали источником заражения. У 21 пациентки (50%) был диагностирован сифилис со сроком заболевания до полугода. Эти больные сами обратились к врачу с жалобами на клинические проявления на коже или слизистых оболочках. У 11 больных (26%) срок заболевания находился в интервале от полугода до года, у 10 (24%) – срок был более 1 года или его установить не удавалось. Таким образом, половина женщин 1−й группы имела ранние формы сифилиса.
Возраст больных 2−й группы составил 25,4±1,1 лет. Среди них 34 (73%) – состояли в браке и имели одного постоянного полового партнера и случайные половые связи. 12 пациенток (27%) имели двух и более постоянных половых партнеров и ни одной случайной связи. Следовательно, в этой группе преобладали лица со случайными половыми связями. Анализ продолжительности заболевания показал, что у 19 пациенток (41%) длительность заболевания была до полугода, у 10 (22%) – от полугода до года, у 17 (37%) – более года или выяснить длительность болезни не представлялось возможным. При сравнении длительности заболевания у больных 1−й и 2−й групп установлено, что среди женщин с двумя и более половыми партнерами реже выявлялся сифилис со сроком заражения до полугода и от полугода до года, чаще регистрировался сифилис с неустановленным сроком заражения. Было также выявлено, что пациентки 2−й группы гораздо чаще имели в анамнезе другие инфекции, передающиеся половым путем (гонорея, хламидийная инфекция, микоплазмоз, трихомониаз).
Возраст первого полового контакта среди пациенток 1−й группы составил 18,5±1,4 лет, что достоверно меньше аналогичного показателя у больных второй группы, где средний возраст вступления в половую жизнь был 17,5±0,3 лет (t= - 2,03; р=0,04). Анализ мотиваций первого полового сношения выявил некоторые сходства и различия между группами больных с различным количеством половых партнеров (табл.). В половине всех наблюдений женщины мотивировали первый половой контакт чувством влюбленности (chi2=17,62; p=0,004). При этом ни одна из обследованных женщин, независимо от полового поведения в дальнейшем, не назвала причиной первого полового контакта желание не отличаться от подруг. Достоверные различия выявлены между группами больных по частоте первого полового контакта под влиянием любопытства и вступления в брак. Любопытство достоверно чаще отмечено у женщин 2−й группы, а вступление в брак – у женщин 1−й группы (chi2=3,79; p=0,05). Обращает внимание частота первого полового контакта в форме изнасилования среди пациенток 2−й группы.
Исследование содержания ранних детских воспоминаний также выявило ряд различий между изучаемыми группами больных. Пациентки отличались по наличию или отсутствию тесного телесного контакта в своих воспоминаниях. Женщины 1−й группы в подавляющем большинстве случаев (75%) в воспоминаниях были не одни и указывали на наличие тесного телесного контакта (бабушка гладит по голове, мать или отец несет на руках, обнимает, прижимает к себе и т.д.). Больные 2−й группы достоверно чаще, чем 1−й группы, описывали сцены, где тесный телесный контакт отсутствовал, и они были одни (t= - 2,047; p=0,041).
В 1−й группе примерно с одинаковой частотой встречались цветные и черно-белые воспоминания. Для больных 2−й группы выявлена положительная зависимость между цветными воспоминаниями и количеством половых партнеров за год до заболевания (t= - 0,21; p=0,03). Не исключено, что степень свободы и красочность ранних детских воспоминаний являются ассоциируемыми признаками.
Больные различались и по характеру поведения в ранних детских воспоминаниях. Изучение частоты доверчивого или подозрительного, активного или пассивного поведения показало, что больные 2−й группы достоверно чаще, чем 1−й, демонстрировали подозрительность (t= - 1,807; p=0,031) и пассивность (chi2=4,019; p=0,043). Кроме того, была выявлена положительная зависимость между активностью деятельности в воспоминании и уровнями половой активности по обеим группам больных. Пациентки с более активной деятельностью указывали главным образом на более интенсивный ритм половой жизни (один и более половой контакт в день или в неделю), а больные с пассивным характером деятельности в воспоминаниях — наоборот, на менее интенсивный ритм половых сношений (один и более половой контакт в месяц, в полгода, в год) (t= - 2,132; р=0,035). Следовательно, ритм половой жизни обследуемых женщин не указывал на большое количество половых партнеров.
Исследование открытого или замкнутого пространства, где происходили события, а также уверенности в себе, подчиняемости, конформности и неконформности, уровня самоконтроля и конфликтности в поведении в структуре воспоминаний показал, что эти параметры впрямую не зависят от пола и склонности к промискуитету, и больные по этим признакам не отличались.
ОБСУЖДЕНИЕ.
Анализ полового поведения, проведенный в настоящей работе, выявил различия в возрасте первого полового контакта и его мотивации среди женщин с наклонностью к промискуитету и без таковой. По возрасту достоверно отличались женщины, имевшие одного полового партнера и женщины, назвавшие более одного полового партнера в течение года до заболевания сифилисом. Пациентки, имевшие более одного партнера, начинали половую жизнь раньше, что соответствует данным других исследований, проведенных в прежние годы вспышки заболеваемости сифилисом и в настоящее время [4, 10, 20]. Следовательно, раннее начало половой жизни у лиц женского пола может предполагать беспорядочное половое поведение в дальнейшем. Это обстоятельство должно быть принято во внимание дерматовенерологами и гинекологами при работе с пациентками по выяснению полового анамнеза заболевания, передающегося половым путем. Работа среди девочек по профилактике инфекций, передающихся половым путем, должна быть в первую очередь направлена на лиц, имеющих сексуальный опыт. С этой целью должны привлекаться не только педагоги, но и врачи-гинекологи женских консультаций, выявляющие таких больных при обращении. Весьма важен и тот факт, что пациентки из 1−й группы в половине наблюдений имели ранние формы сифилиса, а пациентки из 2−й группы чаще имели более поздние формы заболевания, у 37% из них был зарегистрирован сифилис со сроком заражения более одного года или с неизвестной длительностью болезни. Следовательно, рискованное половое поведение может быть ассоциировано с более поздним обращением женщин в дерматовенерологические службы. Указанное обстоятельство заставляет усилить соответствующую просветительскую работу с женщинами, имеющими большое количество половых партнеров. По-видимому, в профилактической работе следует делать упор не только на меры предотвращения заражения инфекциями, передающимися половым путем, но и на знание ранних клинических признаков этих заболеваний.
Что касается мотивации первого полового контакта, то среди всех обследованных женщин преобладали более принятые в обществе мотивации – чувство влюбленности и вступление в брак. Наиболее часто эти мотивации назывались пациентками с одним половым партнером. Указанный факт следует использовать как ориентир в проведении полового воспитания среди девочек. Однако женщины с двумя и более половыми партнерами чаще, чем с одним, называли такую мотивацию как чувство любопытства. Преобладание мотивации любопытства среди женщин с наклонностью к промискуитету может отчасти служить объяснением рискованного поведения при половых контактах. Другие исследователи также указывают на аналогичную мотивацию супружеских измен среди заболевших сифилисом [7]. Это позволяет говорить об обусловленности дальнейшего полового поведения первым сексуальным опытом. Следует отметить и высокую частоту изнасилований в качестве причины первой половой связи. Эти данные определенным образом характеризуют группу женщин с наклонностью к промискуитету, выявляя, возможно, косвенные признаки сексуально аттрактивной модели поведения. Большая частота изнасилования у больных 2−й группы дает основание думать и о большей виктимности этих женщин или обусловленности их рискованного сексуального поведения пережитым эпизодом насилия [11, 16]. Представляется важным продолжить исследования дополнительных причин и механизмов усиления мотивации промискуитета у таких пациенток. Наши данные соотносятся с результатами, полученными другими исследователями [8], ими показано, что среди жертв изнасилования большую часть составляют несовершеннолетние и учащиеся общеобразовательных школ. Именно среди подобного контингента женщин довольно часто встречаются психогенные расстройства, суицидальные попытки, изменение поведения [5, 8]. В этой связи встает вопрос о необходимости проведения соответствующей просветительской работы среди подростков и их родителей, а также оказания своевременной квалифицированной психологической помощи пострадавшим [8, 22].
Примечательно, что ни одна из женщин не назвала причиной первого полового контакта желание не отличаться от подруг. В условиях современной эпидемиологической ситуации такая мотивация может быть причиной заражения инфекциями, передающимися половым путем. С другой стороны, наличие установки следовать принятым в обществе канонам, желание не отличаться от других, не отрываться от коллектива сверстников у ряда индивидуумов говорит о том, что именно на эту группу лиц можно реально подействовать открытой пропагандой безопасного секса и профилактики ИППП. Этот факт является более значимым при проведении профилактической работы среди юношей, а не среди девушек.
Анализ ранних детских воспоминаний позволил выявить существенные психологические различия у женщин с различным количеством половых партнеров. По данным А.Адлера, в раннем детском воспоминании содержится фундаментальная оценка самого себя и своего положения. Они являются стартовой точкой, началом автобиографии [18]. Вместе с тем, ранние детские воспоминания могут отражать текущее состояние субъекта, обусловленное какими-то актуальными внешними факторами, и нередко суть этих воспоминаний приобретает ситуативное значение [13, 18], что может объяснить различное содержание воспоминаний у лиц с разными типами полового поведения. В этом отношении наиболее чувствительными оказались такие характеристики раннего детского воспоминания как наличие или отсутствие тесного телесного контакта, активность или пассивность деятельности испытуемых, их доверчивость или подозрительность. Отсутствие телесного контакта, чувство одиночества с раннего детского возраста у женщин 2−й группы может в определенной степени являться объяснением причин промискуитета у них. Вероятно, сильное подсознательное желание обрести покой, стабильность, избавиться от чувства одиночества облегчают выбор полового партнера, его частую смену. Полученные результаты согласуются с данными других авторов, в которых, в частности, изучались причины внебрачных связей у мужчин и у женщин, состоящих в браке [7]. Было показано, что мужчины вступали в случайные связи либо под влиянием алкогольного опьянения или ссоры с женой, либо из-за полового влечения к другим женщинам. Мотив неудовлетворенности в браке был не типичным. Женщины отмечали сексуальную неудовлетворенность в браке, считали свой брак необдуманным или вынужденным и поэтому искали компенсацию во внебрачных связях. Представляется, что более часто встречаемая мотивация изнасилования как причины первого полового контакта, пассивность и подозрительность в структуре ранних детских воспоминаний также дает дополнительную психологическую характеристику изучаемым пациенткам. Возможно, что именно эти признаки не способствуют установлению прочных длительных отношений с сексуальными партнерами в обследованной группе женщин.
Проведенное исследование показало, что женщины с различным стандартом полового поведения отличаются друг от друга по возрасту, мотивациям первого полового контакта, а также по характеру ранних детских воспоминаний. К ним необходим дифференцированный подход при курации дерматовенерологом и гинекологом. Подобная тактика должна применяться при планировании направлений профилактической работы среди девочек-подростков.
ВЫВОДЫ.
  1. Женщины, начинающие раннюю половую жизнь, в дальнейшем практикуют половые контакты с большим количеством партнеров. Эти сведения должны быть учтены в работе по профилактике инфекций, передающихся половым путем.
  2. У женщин с двумя и более половыми партнерами, по сравнению с женщинами с одним половым партнером, чаще регистрируются поздние формы сифилиса. Этот факт следует учитывать при планировании просветительской работы среди подростков, необходимо делать акцент не только на профилактике инфекций, передающихся половым путем, но и на ранних их клинических проявлениях.
  3. У женщин с одним половым партнером среди мотиваций начала половой жизни преобладают социально более значимые и принятые в обществе: чувство влюбленности и вступление в брак. Данный факт следует использовать как ориентир в проведении полового воспитания среди девочек.
  4. У женщин с наклонностью к промискуитету выражены мотивации любопытства и изнасилование как причина первого полового контакта. Высокая частота изнасилования предполагает обусловленность рискованного сексуального поведения пережитым эпизодом насилия. Среди подростков и их родителей необходимо проведение соответствующей разъяснительной работы и оказание своевременной квалифицированной психологической помощи пострадавшим от сексуального насилия.
  5. Ранние детские воспоминания отражают половое поведение у женщин. Для женщин с промискуитетным поведением более характерны, чем для женщин с одним половым партнером, цветные ранние детские воспоминания, отсутствие тесного телесного контакта, пассивное и подозрительное поведение в сюжете воспоминания.
  6. Ранние детские воспоминания могут использоваться в качестве дополнительного метода для оценки психического состояния и анализа полового поведения больных сифилисом.
  7. Женщины с различным стандартом полового поведения требуют дифференцированного подхода при наблюдении дерматовенерологом, а также при организации профилактической работы.
    Авторы благодарят доктора медицинских наук, профессора Н.П.Ванчакову, кандидата психологических наук П.И.Яничева за помощь в проведении исследования, кандидата медицинских наук В.В.Козлова за содействие в статистической обработке полученных результатов, а также врачей Н.Н.Алексееву, А.В.Петухову, и А.Б.Нестеровича за участие в анкетировании больных.
    ЛИТЕРАТУРА.
    1. Аковбян В.А., Резайкина А.В., Тихонова Л.И. Характеристика эпидемиологических закономерностей, определяющих распространение заболеваний, передаваемых половым путем, в России. Вестник дерматол 1998; 1: 4−6.
    2. Антоньев А.А., Руденко Г.М., Бязров С.Т., Щепеткова Т.В. Течение венерических заболеваний у лиц, употребляющих наркотические и токсикоманические средства. Вестник дерматол 1991; 5: 36−38.
    3. Аравийская Е.Р., Ванчакова Н.П., Соколовский Е.В. и соавт. Анализ показателей тревоги и самооценки у пациентов с приобретенным сифилисом. ЗППП 1998; 2: 15−18.
    4. Диагностика, лечение и профилактика заболеваний, передаваемых половым путем. Методические материалы. Под ред. проф. К.К.Борисенко. Москва: Ассоциация САНАМ, 1997; 72 с.
    5. Зулкарнеева З.Р. Суицидальное поведение у жертв сексуального насилия. Социальная и клиническая психиатрия 1995;  3: 102−104.
    6. Кулагин В.И., Усовецкий И.А., Собчик Л.Н. и соавт. Метод стандартизированного многофакторного исследования личности в диагностике нервно-психических нарушений у больных заразными формами сифилиса в условиях специализированного стационара. Российский журнал кожных и венерических болезней 1998; 2: 62−63.
    7. Лосева О.К. Половое поведение больных сифилисом, состоящих в браке. Вестник дерматол 1984; 6: 38−43.
    8. Лосева О.К., Ибрагимов Р.А. Сексуальное насилие как фактор распространения заболеваний, передаваемых половым путем. ЗППП 1996; 4: 29−32.
    9. Луганский Н.Е. Социально-психологическая характеристика больных заразными формами сифилиса. Вестник дерматол 1982; 11: 71−75.
    10. Луганский Н.Е. О некоторых социально-эпидемиологических и клинико-диагностических особенностях сифилиса в последние годы. Вестник дерматол 1981; 4: 28−32.
    11. Меньшикова Е.С. Жестокое обращение с детьми и возможные отдаленные последствия. Психологический журнал 1993; 6: 15−19.
    12. Мылюева В.А., Рюмшина Т.А., Дегтяр Ю.С. Клинико-эпидемиологические аспекты гонореи у подростков. Вестник дерматол 1990; 8: 49−51.
    13. Сидоренко Е.В. Экспериментальная групповая психология. Комплекс “неполноценности” и анализ ранних детских воспоминаний в концепции Альфреда Адлера. CПб.: из-во С-Петербургского Государственного Университета, 1993: 152 с.
      Слуцкин Б.М., Франкенберг А.А., Чернобривенко А.Г., Родь О.И. Венерические заболевания у женщин, употребляющих наркотические вещества. Вестник дерматол 1988; 10: 65−67.
    14. Тотоонов Б.А., Бетрозов В.Т., Кобаидзе Л.М. Социально-личностная и клинико-эпидемиологическая характеристика больных сифилисом. Вестник дерматол 1985; 2: 73−74.
    15. Холл З. Последствия сексуальных и психологических травм детства. Психологический журнал 1992; 5: 28−35.
    16. Чучелин Г.Н., Винокуров И.Н., Скуратович А.А. Социально-эпидемиологическая характеристика больных сифилисом и гонореей, повторно болеющих венерическими заболеваниями. Вестник дерматол 1983; 10: 27−30.
    17. Чучелин Г.Н., Винокуров И.Н., Скуратович А.А. Социально-эпидемиологическая характеристика больных сифилисом и гонореей, повторно болеющих венерическими заболеваниями. Вестник дерматол 1983; 10: 27−30.
    18. Яничев П.И. Анализ ранних детских воспоминаний  Проблеми психологиичасу. Одесса, 1995: 71.
    19. Яцуха М.В., Васильева Л.А. Влияние миграционно-адаптационного периода на поведение, взгляды и установки в области половой морали. Вестник дерматол 1988; 12: 27−30.
    20. Яцуха М.В., Васильева Л.А. Социально-психологическая и морально-этическая характеристика больных венерическими заболеваниями и здоровых лиц одной из групп риска. Вестник дерматол 1988; 5: 43−46.
    21. Bandura A. Social learning theory of aggression. The control of aggression: implications from basic research. Ed. by: J.F.Knutson. Chicago. Aldine Publ. 1973: 201−205.
    22. Majer L.C., Santelli J.S., Coyle K. Adolescent reproductive health: roles for school personnel in prevention and early intervention. J Sch Health. 1992; 62; 7: 294−297.
      Таблица. Мотивации первого полового контакта у женщин, больных сифилисом.
      Мотивации
      1 группа
      %
      2 группа
      %
      Чувство влюбленности
      25
      59,5
      21
      45,7
      Любопытство
      6
      14,3
      15
      32,6
      Чтобы не отличаться от друзей (подруг)
      0
      0,0
      0
      0,0
      Вступление в брак
      8
      19,0
      2
      4,3
      Изнасилование
      2
      4,8
      7
      15,2
      Затруднились с ответом
      1
      2,4
      1
      2,2
      Итого
      42
      100%
      46
      100%

Поделиться:




Комментарии
Смотри также
21 декабря 2001  |  00:12
СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ И ИХ ВЗАИМОСВЯЗИ С РИСКОВАННЫМ СЕКСУАЛЬНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ БОЛЬНЫХ С ПРИОБРЕТЕННЫМ СИФИЛИСОМ.
СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ И ИХ ВЗАИМОСВЯЗИ С РИСКОВАННЫМ СЕКСУАЛЬНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ БОЛЬНЫХ С ПРИОБРЕТЕННЫМ СИФИЛИСОМ.
21 декабря 2001  |  00:12
АНАЛИЗ ФАКТОРОВ, СВЯЗАННЫХ С РИСКОВАННЫМ СЕКСУАЛЬНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ В ПОДРОСТКОВОЙ СУБПОПУЛЯЦИИ
АНАЛИЗ ФАКТОРОВ, СВЯЗАННЫХ С РИСКОВАННЫМ СЕКСУАЛЬНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ В ПОДРОСТКОВОЙ СУБПОПУЛЯЦИИ
21 декабря 2001  |  00:12
АНАЛИЗ ИНФОРМИРОВАННОСТИ ПОДРОСТКОВ ПО ВОПРОСАМ СЕКСУАЛЬНОСТИ И ИНФЕКЦИЯМ, ПЕРЕДАЮЩИМСЯ ПОЛОВЫМ ПУТЕМ.
АНАЛИЗ ИНФОРМИРОВАННОСТИ ПОДРОСТКОВ ПО ВОПРОСАМ СЕКСУАЛЬНОСТИ И ИНФЕКЦИЯМ, ПЕРЕДАЮЩИМСЯ ПОЛОВЫМ ПУТЕМ.
21 декабря 2001  |  00:12
КАФЕДРЕ ДЕРМАТОВЕНЕРОЛОГИИ САНКТ–ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО МЕДИЦИНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА имени академика И.П.Павлова --- 100 ЛЕТ
КАФЕДРЕ ДЕРМАТОВЕНЕРОЛОГИИ САНКТ–ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО МЕДИЦИНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА имени академика И.П.Павлова --- 100 ЛЕТ