Сегодня 21 октября 2019
Медикус в соцсетях
 
Задать вопрос

ЗАДАТЬ ВОПРОС РЕДАКТОРУ РАЗДЕЛА (ответ в течение нескольких дней)

Представьтесь:
E-mail:
Не публикуется
служит для обратной связи
Антиспам - не удалять!
Ваш вопрос:
Получать ответы и новости раздела
26 ноября 2002 07:53   |   А. Данилин, И. Данилина. – Героин. Москва. 2001

Почему молодые люди начинают принимать героин?

Однозначно на этот вопрос не может ответить никто. Во всяком случае, известно совершенно точно, что никакие наследственные и врожден­ные особенности человека на это не влияют. Наркоманы встречаются среди всех слоев обще­ства в любых семьях, любых учебных заведени­ях, независимо от их элитности.
Поэтому нам с вами придется искать более глу­бокие причины наркотической эпидемии, разразившейся в России.
Жизнь старшего поколения (собственно, всех тех, кому сейчас за сорок и кто формировался в советский период) отличалась тремя главными особенностями.
  Во-первых, она была нелегкой. Большинству из нас в ней приходилось много и монотонно работать.
  Во-вторых, она была удивительно статичной. У большинства из нас не было никаких со­мнений в том, что завтра будет то же самое, что и вчера. В этой жизни была постоянная уверенность, что человек сначала будет ходить в детский сад, потом в школу, потом либо в институт, либо на работу и т. д. Не возника­ло даже малейших сомнений в том, что чело­века распределят на работу, и он будет жить, по крайней мере, не хуже других.  В-третьих, в этой жизни у всех был некоторый смысл, не связанный с материальным благо­получием. Упрощая, можно сказать, что все мы участвовали в строительстве «светлого бу­дущего». Большинство смотрело программу «Время», и даже если не верило ей до конца, то все равно считало, что все врать не могут и завтра будет лучше, чем сегодня.
Все эти три коренные особенности нашего мышления мы автоматически перенесли на вос­питание своих детей.
  Во-первых, из-за трудностей нашего детства мы решили сделать детство наших детей бе­зоблачным и лишенным проблем. Все они, воспитываясь в наших семьях, стали «уни­кальными», «единственными», «самыми луч­шими». Мы даже не пытались их приучить к мысли о том, что жизнь состоит не только из удовольствий и побед.
 Во-вторых, привыкнув к жизни в статичном обществе, мы сами смертельно боимся пере­мен. Нам по-прежнему хочется, чтобы завтра все было так же, как и вчера. Мы воспитыва­ли детей, даже не пытаясь их приучить к воз­можностям внезапных перемен. Мы не научи­ли их оставаться самими собой, несмотря ни на какие перемены окружающей действитель­ности.
   В-третьих, самое важное, мы «забыли» объяс­нить им, зачем человек живет на земле, дать им хоть какой-то иной смысл существования, кроме зарабатывания денег. Мы понадеялись. что этот смысл, как и в нашем детстве, даст государство. Однако государство, построенное на деньгах и лжи, никакого смысла дать не за­хотело…
Подростковый возраст — это возраст самой главной попытки человека разобраться в окру­жающем мире, осмыслить свою роль в нем. Но­вое поколение не может выбирать пепси. Че­ловеческое сознание не в состоянии принять приобретение жвачки «Риглис» как высший смысл собственной жизни. Дореволюционные православные мыслители называли главную че­ловеческую потребность «метафизической по­требностью» и описывали ее как потребность понять «промысел Божий» в своем собствен­ном предназначении и судьбе. Николай Бердяев описывал эту потребность как потребность в творчестве. Бердяев подразумевал под понятием «творчество» потребность в повторении главно­го деяния Бога — создании собственного мира Великий американский психолог Абрахам Маслоу в 70−е годы научно доказал существование такой потребности, которую он называл «метамотивацией» или «гиперпотребностью». Сурро­гаты, которые сегодняшнее общество подсовывает для удовлетворения этой потребности, не могут удовлетворить подростка, пытающегося стать Человеком.
Конечно, молодой человек не осознает этот процесс, однако что-то внутри него болит. Ощу­щение несправедливости окружающего, неспо­собность взрослых ответить на какой-то очень важный вопрос, который вертится на кончике языка, их невнимание к тому, что взрослые счи­тают «глупой подростковой романтикой», приво­дит к ощущению одиночества и депрессии.
Кроме того, как мы уже говорили, подросток не привык к трудностям и ответственности за свои поступки, которые, в общем — то и обознача­ют переход от детской жизни к жизни взрослых людей. Он избалован. Он привык, что все, что ему нужно, начиная от одежды и кончая люби­мой девушкой, ему приносят родители на блю­дечке с голубой каемочкой в готовом и «полупе­реваренном» виде.
Он глубоко и естественно убежден в том, что это не он поступит в институт, а его «поступят» в институт; что это не он устроится на работу, а его устроят на работу. Все это можно продол­жать описывать до бесконечности. Мы часто сталкиваемся с тем, что у будущих наркоманов даже отношения с любимой девушкой (юно­шей) выясняют… родители. Нам часто прихо­дится слышать потрясающие фразы вроде: «Они же меня избаловали — вот пусть теперь меня и лечат…»
Причем все это происходит в статичном ощущении, что так будет продолжаться всегда; что с другими людьми где-то далеко что-то плохое, может быть, и происходит, но с ним, единствен­ным и любимым, не случится никогда. Родите­ли вечно будут живы, и у них всегда можно будет брать деньги… А смерть и болезни приду­маны докторами и к ним никакого отношения не имеют.
Но в реальности чаще всего все это оказы­вается не так. В мире взрослых надо отвечать за себя самому и самому научиться осознавать, для чего ты пришел на землю в столь тяжелые вре­мена. Жизнь невозможно шантажировать, как это довольно долго можно делать с родителями.
Но взрослеть очень не хочется. Не хочется тратить усилий на то, чтобы получать удоволь­ствие. Все три базовых желания: жить статично, жить без ответственности и жить без смысла — не удовлетворяются. Подросток испытывает не­понятную ему самому тревогу, страх за будущее. Он хочет немедленно получить удовольствие и вернуться в детство, в котором все его желания немедленно удовлетворялись.
Это родители хотят, чтобы он повзрослел, а ему вовсе не хочется взрослеть в нашем жесто­ком мире, вовсе не хочется учиться думать и читать книжки — это не модно. И тут окру­жающая среда услужливо подсовывает ему геро­ин как универсальное лекарство «от взрослой жизни».
Тем более что героин — это нечто загадочное, преступное и романтическое одновременно. Ге­роин — это то, что колют мрачные, загадочные и неопрятные ребята, у них есть какая-то тайна, к которой очень хочется «причаститься». Героин — абортивное дитя протеста молодежной куль­туры против несправедливости, лживости и про­дажности нашего мира.
Героин — лекарство от всех трех проблем, вызывающих неосознанное беспокойство. Геро­ин быстро и незаметно на место проблем чело­веческой души ставит проблемы «души травя­ной». Вместо огромного количества вопросов, на которые нужно ответить молодому человеку и в материальной жизни, и духовной, встает один: «Как добыть будущую дозу?» Так как до­быть ее достаточно просто, то все вопросы ре­шаются сами собой.
В этом ужас героина. Все проблемы души реша­ются простым уколом, понюшкой или затягивани­ем дымом.
Говорят, что сатана прячется в простых решениях.
В самой сущности героина заключен вели­чайший обман сатаны. Вы пытаетесь «лечиться» героином от чувства звенящей пустоты в душе. А героин приносит взамен другую, «теплую» пу­стоту. В «теплоте» героина нет никакого смыс­ла, никакого содержания. Это тупик.
Его можно еще назвать бегством — бегством подростка от трудностей и несоответствия идеа­лов и реальности.
Дальше все зависит от неуловимой вещи, свя­занной и с личностью подростка, и с его воспитанием, которую проще всего выразить вопро­сом: «Насколько сильно он избалован?» Что в нем преобладает? Тенденция паразита или им пульс нормального человека? Ведь именно за этот импульс, импульс желания любви, доброты и справедливости, придется «цепляться» врачу или психологу для того, чтобы помочь ему освободиться от героиновой зависимости.
Нам, взрослым, необходимо остановиться и по думать: если наш мир изменился, быть может, стоит с раннего детства готовить детей к трудностям и изменчивости окружающего, учить и думать и отвечать за свои поступки?

Поделиться:




Комментарии
Смотри также
28 ноября 2002  |  12:11
Физическое действие героина
В медицине главным свойством героина считается его мощный обезболивающий эффект. По своему обезболивающему действию он в четыре раза сильнее морфия.
20 ноября 2002  |  21:11
Как наркоманы употребляют героин?
Существует несколько способов употребления героина. Его можно нюхать, «курить» или жевать, причем в нашей стране большинство ребят начинает с вдыхания героина через нос, такой прием почему-то кажется им наиболее безопасным.
20 ноября 2002  |  20:11
Как появился героин?
Морфин, открытый в 1803 году, в XIX веке был широко распространен как обезболивающий препарат. Довольно быстро врачи, в первую очередь военные, столкнулись с зависимостью от морфия у раненых солдат, которые им лечились.
12 ноября 2002  |  21:11
Принципы психотерапевтического воздействия на больного алкоголизмом
Психотерапевтическое воздействие при лечении больных алкоголизмом должно основываться на том, что излечение от алкоголизма определяется убежденным отказом от употребления спиртных напитков, т. е. сознательным воздержанием от алкоголя, и подавлением болезненного влечения к нему, выработкой отвращения к запаху и вкусу спиртных напитков и непереносимости их.
31 октября 2002  |  13:10
Исторические данные о применении спиртных напитков
Из алкогольных напитков чаще всего применяют водку, виски, затем коньяк, пиво, а в южных и юго-восточных районах — виноградные вина. Исторически раньше всего началось применение виноградных вин. Искусство добывать из винограда опьяняющий напиток проникло с Востока. Главными распространителями виноградной лозы были финикяне, которым искусство виноделия было известно давно, почти за 600 лет до новой эры.